Александр Грибоедов и Нина Чавчавадзе: для чего пережила тебя любовь моя. | Colors.life
3514

Александр Грибоедов и Нина Чавчавадзе: для чего пережила тебя любовь моя.

У нас нет привычки говорить о классиках русской литературы, как о живых людях. Мы часто забываем, что они тоже любили и страдали, смеялись и плакали. Сегодня мы рассказываем о трагической судьбе Александра Грибоедова и его короткой, но удивительно яркой истории любви с Ниной Чавчавадзе.

Дворянское гнездо.

«Карету мне, карету!» Как минимум эту фразу из комедии Грибоедова «Горе от ума» вынес из школьного курса литературы каждый российский двоечник. Впрочем, не каждый отличник, не увлеченный литературоведением, сразу вспомнит другие произведения автора. Их на самом деле не так уж и много, ведь литература была для него скорее увлечением, превратить которое в профессию он просто не успел.

Александр Грибоедов родился в январе 1795 года, в самом конце правления императрицы Екатерины II, в родовитой, но небогатой семье. Его мать Настасья Федотовна, женщина деятельная и активная, старалась обеспечить будущее своих двух детей, не взирая на материальные затруднения.

Образование Александра и его сестры Марии было главным делом семьи и ближайших родственников. Своего законного супруга – пехотного майора в отставке – Настасья Федотовна сослала в деревню, опасаясь плохого влияния на детей, а главной опорой Грибоедовой стал брат ее супруга, несколько более преуспевший в свете.

В восьмилетнем возрасте Сашу Грибоедова отдали в Благородный пансион при Московском университете, а всего лишь три года спустя, в 1806 году, он стал студентом словесного отделения университете.

В 1808 году, в 13 лет, Грибоедов закончил курс, получив звание кандидата словесности и свой первый гражданский чин 12-го класса. С детства он знал французский, английский, немецкий и итальянский языки, потом в университете к ним добавились греческий и латынь, а затем уже по долгу службы – персидский, арабский и турецкий. К тому же Грибоедов прекрасно играл на фортепиано.

В 17 лет этот молодой и талантливый дворянин поступил добровольцем в российскую армию: на дворе 1812 год – война с Наполеоном.

В тот же год, ставший знаковым для российской истории, на «другом конце света» - в Цинандали – в семье грузинского князя Александра Чавчавадзе (к слову, крестника самой императрицы Екатерины) и Саломеи Орбелиани родилась дочь Нино, или Нина, на русский манер.

Петербургские тайны.

После окончания войны Грибоедов вышел в отставку, вернулся в Петербург и поступил на службу в Коллегию иностранных дел. К тому же времени относятся его первые успешные литературные опыты, светская жизнь, знакомства с декабристами и даже дуэль.

Общение с последними чуть было не стоило Грибоедову карьеры и свободы, в 1825 году он был арестован по делу декабристов, но смог доказать свою непричастность.

Что же касается, так называемой, «дуэли четверых», в которой Грибоедов принял участие в 1817 году, то это дело было громким и скандальным.

Как любой блестящий светский человек его круга, Грибоедов был волокитой, в свете за ним числилось множество интрижек. В свое время он дружил или пытался приударить за балериной Авдотьей Истоминой. Танцовщица была звездой Петербурга, многие делали ей авансы, но наиболее серьезные отношения ее связывали с офицером Шереметьевым. Настолько серьезные, что в свете уже поговаривали о неравном браке.

Что случилось в действительности точно неизвестно. В отсутствие Шереметьева Грибоедов пригласил Истомину в гости в дом своего друга Завадовского, тоже очарованного прекрасной балериной. Истомина, якобы, провела в доме с двумя мужчинами более суток, а, когда вернулась домой, ревнивый возлюбленный не принял объяснений в стиле «ничего не было».

В тот же вечер секундант Шереметьева – известный всему Петербургу бретёр Якубович, по одной из версий подстрекавший обманутого любовника к дуэли – передал Завадовскому вызов. Секундантом с другой стороны стал Грибоедов. В результате дуэли Шереметьев был убит. Завадовский «выслан» в Англию, Якубович на Кавказ, а Грибоедов, оставшийся в Петербурге, был всеми признан главным виновником трагедии.

«Секретарь бродячей миссии».

Грибоедов и сам чувствовал вину в гибели Шереметьева, ведь он не остановил дуэлянтов. Психологически тяжелая ситуация подтолкнула его принять назначение секретарем персидской дипломатической миссии, хотя до этого о Востоке он совершенно не думал, лишь бы убраться из Петербурга.

В итоге Грибоедов тоже отправился на Кавказ под начало генерала Ермолова, руководившего тогда всей восточной политикой России. Ермолов принял нового подчиненного тепло, даже не смотря на то, Грибоедов, не успев приехать, «влип в историю».

Точкой в петербургской истории с Истоминой стал их поединок с Якубовичем. Они стрелялись в Тифлисе. Условия новой дуэли были жесточайшими – стрелялись с шести шагов. Грибоедов был ранен в кисть руки и этот шрам остался на всю жизнь.

В январе 1819 года «бродячая миссия», как называл ее сам писатель, отправилась в Персию. Во многом тогдашними политическими успехами на Востоке Россия была обязана именно Грибоедову, который вел переговоры с наследником престола Аббас-мирзою и смог заключить Туркманчайский договор, чрезвычайно выгодный для России.

Этот договор стал результатом поражения Персии в последней войне с Российской империей, согласно ему, Персия выплачивала огромную контрибуцию – 20 миллионов рублей серебром.

Общество тогдашней Персии неприятно поразило Грибоедова, он писал другу: «Рабы, мой любезный! И поделом им! Смеют ли они осуждать верховного их обладателя? Эта лествица слепого рабства и слепой власти здесь беспрерывно восходит до бега, хана...»

Персы русского посла тоже не жаловали: виной тому был не только Туркманчайский договор и неподкупность Грибоедова, отказавшегося от взяток, но и его активная помощь российским подданным, желавшим вернуться на родину.

В 1827 году Грибоедов ненадолго вернулся в Петербург в надежде выйти в отставку, чтобы заняться литературой, успех «Горя от ума» вдохновляет его на дальнейшее творчество.

Но у министра иностранных дел Нессельроде был другой план, он назначил Грибоедова полномочным послом в Персии и тому не оставалось иного выбора, как ехать назад на Восток.

«Не обещайте деве юной…».

Еще во время своего первого пребывания на Кавказе Грибоедов познакомился и сблизился с семьей генерала-майора Федора Ахвердова и его жены, дом которых был центром светской и литературной жизни Тифлиса. Он даже одно время ухаживал за их дочерью Софьей. Через Ахвердовых он познакомился и с князем Чавчавадзе.

Александр Чавчавадзе тоже был поэтом, мужчины быстро сблизились на фоне общих интересов и стали друзьями. Грибоедов часто бывал в доме Чавчавадзе и даже учил дочку князя – маленькую Нину – музыке.

Но все это было почти 10 лет назад. Когда Грибоедов вновь появился в Тифлисе в 1827 году и в том же доме Ахвердовых встретил повзрослевшую Нину Чавчавадзе с ним случилось доселе небывалое – он влюбился.

О красоте, уме и добром нраве Нины Чавчавадзе на Кавказе ходили легенды. К ней сватался сын генерала Ермолова, а добрая половина тифлисских офицеров вздыхала о ней украдкой.

Страсть между 15-летней Ниной и 33-летним Грибоедовым вспыхнула ярко и неожиданно для обоих. Грибоедов писал другу: "я повис у Нины на губах и больше от нее не отходил".

Буквально через несколько дней после встречи они признались в своих чувствах, и Грибоедов немедленно попросил ее руки.

Прасковья Ахвердова (супруга генерал-майора и крестная мать Нины) вспоминала о тех днях: «Затмение солнечное на обоих нашло, иначе - как объяснить?! С бухты-барахты, пошли было передохнуть перед болтовней кофейной, а тут тебе - нате, пожалуйста, бегут - летят: «Ниночка - невеста!».

В августе 1828 года Александр Грибоедов и Нина Чавчавадзе обвенчались, а уже через неделю после свадьбы им нужно было отправляться в Персию. Путешествие было тяжелым, ночевать приходилось в горах, в продуваемых ветрами шатрах, но влюбленные казалось не замечали этих трудностей. Грибоедов писал друзьям, восхищаясь стойкостью своей молодой жены: «Нинуша, моя жена, не жалуется, всем довольна...»

Добравшись до Тавризы (сейчас этот иранский город называется Тебриз) супруги поняли, что ехать дальше для Нины будет слишком тяжело – она была беременна. В Тавризе в те времена находилась официальная ставка российского посольства. Там же российский посланник и его супруга близко сошлись в семьей английского посла Макдональда. Макдональды затем будут сильно поддерживать Нину.

Резня в Тегеране.

9 декабря 1828 года Грибоедов выехал из Тавризы, а 11 февраля 1829 года случилось событие, вошедшее в историю под названием «резня в русском посольстве».

Толпа разъяренных исламских фанатиков ворвалась в здание дипмиссии и убила всех, находившихся в ней на тот момент - 37 человек.

Выглядело все как стихийный народный бунт. На самом преступление было хладнокровно спланировано мирзой Месихом – высшим духовным лицом в Тегеране. Муллы во всех частях города проповедовали, что русским послом поругана мусульманская вера.

У мусульман было много поводов не любить русского посла. И дело было не только огромной контрибуции, которую никто не хотел платить, но и в «общественной деятельности» в отношении российских подданных, в первую очередь речь шла, конечно, о христианах.

Международный скандал последовавший за резней был огромным. И без того хрупкий мир с Россией был вновь поставлен под угрозу и шах Фетх Али-шах был вынужден задабривать Николая I, послав к нему собственного внука с многочисленными подарками. В числе даров русскому императору был и знаменитый алмаз «Шах», который теперь можно увидеть в Алмазном фонде.

ело Грибоедова было возвращено российской стороне. Опознать его, якобы, смогли по остаткам мундира и руке, изуродованной во время дуэли с Якубовичем. Впрочем, сестра литератора считала, что в гроб положили лишь первое попавшееся тело, настолько сильно погибшие были изуродованы фанатиками.

Консул Амбургер писал генералу Паскевичу (главе войск на Кавказе): «Гроб, содержавший бренные останки покойного Грибоедова находился в тахтиреване (род паланкина, в котором везли гроб – прим. ред.), сопровождаемом 50-тью конными, под начальством Келб-Али-султана, который остановился посередине. Когда вынули гроб из тахтиревана и уверились, сколько возможно, что он содержит тело покойного министра, отдали ему воинскую честь и отпели вечную память...»

Черная роза Тифлиса.

От Нины страшную правду скрывали почти месяц. О случившемся она узнала случайно, подслушав разговор. Итог был не менее трагичным: от переживаний у нее начались преждевременные роды. Сын Грибоедовых не прожил и суток.

Александра Грибоедова похоронили в Тифлисе на горе Мтацминда в монастре святого Давида. На постаменте Нина приказала выбить: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?».

После смерти мужа она больше никогда не снимала траур, со временем за ней закрепилось прозвище "Черная роза Тифлиса", она так никогда не вышла замуж вновь, храня ему верность более тридцати лет.

Нет, она вовсе не была затворницей, в Тифлисе ее знали, как благотворительницу и прекрасно образованную женщину. Она часто бывала в свете, общалась с людьми, но никто и никогда больше не вызвал в ней того чувства, которое она испытала к Александру.

Нина умерла в июне 1857 года от холеры, бушевавшей тогда в Тифлисе. Похоронена вместе с мужем на горе Мтацминд.

Вам понравилась история? Надеемся вам так же будет полезна и реклама наших партнеров:


Теги
#жизнь #судьба #автор #литература #любовь #классика
Вам будет интересно
Елена Новикова
Комментарии (0)
Елена Курашкина
Елена Курашкина
Автор
1836 дн. назад
Узнавайте о новых публикациях первыми!
Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы ничего не пропустить.
/// Scroll to comments or other