Путешествие во всех 12 месяцах от художника Richard Mravik. | Colors.life
3230

Путешествие во всех 12 месяцах от художника Richard Mravik.

Всё есть у тебя для путешествия в страну лесов: ноги, чтобы идти, уши, чтобы слышать, глаза, чтобы видеть. И голова - чтобы всё понять. Каждый год мы путешествуем вокруг Солнца. Летим на нашей Земле, как на огромной ракете. В пути пересекаем двенадцать месяцев - словно двенадцать разных стран. Проносятся мимо зелёное лето, золотая осень, белая зима и лазоревая весна. Мы летим вокруг Солнца.

Реклама

Январь - месяц больших молчаливых снегов. Прилетают они всегда вдруг. Вдруг ночью зашепчутся, зашепчутся деревья - что-то творится в лесу. К утру станет видно: пришла настоящая зима! Лес утонул в дремучих сугробах. Под холодным сводом неба, покорно склонив тяжёлые головы, застыли скорбные белые деревья.

Вместе со снегом налетели и набежали в лес диковинные невиданные существа. Они расселись по пням и сучкам, вскарабкались на ёлки и сосны странные белые фигурки, неподвижные, незнакомые, но на что-то очень похожие... Тут вылез из сугроба лесной человечек в огромной белой папахе. Там, на пеньке, сидит не то белочка, не то зайчик. Сложил он белые лапки на белое пузечко, молчит и смотрит на белый лес. На камне у речки белая Алёнушка: склонила голову на плечо, подпёрла белой ладошкой белую щёчку. Обласкало солнце пригорюнившуюся Алёнушку, и с мохнатых хвойных ресниц её закапали слёзы...
А вот зверёк-оборотень. Сделай шаг в сторону, посмотри чуть со стороны - и обернётся зверёк простым сучком, запорошённым снегом. Вот птица не птица, зверь не зверь: пальцем тронь - рассыплется в прах.
Белые медведи и белые совы. Зайцы, куропатки, белочки. Сидят, лежат и висят. Полон лес диковинных птиц и зверей. Хочешь увидеть их - поторопись. А то дунет ветер - поминай как звали!

Февраль.

Свистит косая метель - белая метла дороги метёт. Дымятся сугробы и крыши. Рушатся с сосен белые водопады. Скользит по застругам яростная позёмка. Февраль летит на всех парусах! Гонятся вихри за санями, машинами, кружат хороводы вокруг домов, заметают пути-дороги. Тонут в белые волнах заборы. За каждым столбом - снеговорот. Над каждой елью - белые флаги. Завевает, кружит, заносит. Свистит, скулит, воет. Лепит в глаза, в спину толкает, дышать не даёт. Тучи-снегосыпы сыплют снег сверху. Сугробы-снеговеи веют снег снизу. Солнце запуталось в вихрях, как золотая рыба в белой сети.
Круговерть от земли и до неба!

Март.

Голубой месяц март. Голубое небо, снега голубые. На снегах тени - как синие молнии. Голубая даль, голубые льды. Голубые на снегу следы. Голубые перелески, голубые канавы. Первые голубые лужи и последние голубые сосульки. А на горизонте - синяя полоска далёкого леса. Весь мир голубой! В марте горят снега: всё усыпано солнечной сверкающей пылью. Снежное сияние обжигает лицо. На мартовском солнце даже деревья загорают. Тонкие ветви берёз становятся бронзовыми, а заросли ольхи - лиловыми.
Днём на солнце капель.
Ночью - звонкий мороз.
А на рассвете - морозный пар.
Белые берёзы в седой дымке. Как будто это пар от тёплого их дыхания, как будто берёзы дышат. Март голубой на дворе - пора яркого солнца и полосатых снегов; зиме конец, а весне - начало.

Апрель.

На всех снежных полях рыжие пятна - проталины. Это апрельские веснушки. День ото дня их всё больше и больше. Не успеешь и глазом моргнуть, как все эти маленькие веснушки сольются в одну большую весну.
Всю долгую зиму в лесах и полях пахло снегом. Сейчас оттаяли новые запахи. Где ползком, а где на лёгких струйках ветра понеслись они над землёй. Чёрные пласты оттаявшей пашни, как чёрные гряды волн, пахнут землёй и ветром. В лесу пахнет прелыми листьями и нагретой корой. Запахи сочатся отовсюду: из оттаявшей земли, сквозь первую зелёную щетинку травы, сквозь первые цветы, похожие на брызги солнца. Струйками стекают с первых клейких листочков берёз, капают вместе с берёзовым соком.

По их невидимым пахучим тропинкам торопятся к цветам первые пчёлы и мчатся первые бабочки. Зайчишки так и шмыгают носами - чуют зелёную травку! И сам не удержишься, сунешь нос в ивовые барашки. И станет твой нос жёлтым от липкой пыльцы.

Быстрые лесные ручьи впитали в себя запахи мхов, старой травы, лежалых листьев, тяжёлых берёзовых капель - и понесли по земле. Запахов всё больше и больше: они всё гуще и слаще. И станет скоро весь воздух в лесу - сплошной запах. И даже первая зелёная дымка над берёзами покажется не цветом, а запахом.
Веснушки-проталинки слились в весну

Май.

Грянул весёлый майский гром - всему живому языки развязал. Хлынули потоки звуков и затопили лес. Загремел в лесу май!
Зазвучало всё, что может звучать. Бормочут хмурые молчаливые совы. Трусливые зайцы покрикивают бесстрашно и громко. Полон лес криков, свистов, стуков и песен. Одни песенки прилетели в лес вместе с перелётными птицами из дальних стран. Другие родились здесь же, в лесу. Встретились песенки после долгой разлуки и от радости звенят от зари до зари.

А в нагретой парной чащобе, где сердито бубнит ручей, где золотые ивы загляделись в воду, где черёмуха перекинула с берега на берег белые трепетные мосты, пропищал первый комар. И белые бубенчики первых ландышей прозвучали чуть слышно...
Давно пронеслась гроза, но на берёзах с листика на листик, как со ступеньки на ступеньку, прыгают озорные дождевые капли. Повисают на кончике, дрожа от страха, и, сверкнув отчаянно, прыгают в лужу. А в лужах лягушки ворочаются и блаженно ур-р-р-чат.

Даже перезимовавшие на земле скрюченные листья сухие ожили: то шмыгают и шуршат по земле, как мыши, то вспархивают, как табунки быстрых птиц. Звуки со всех сторон: с полей и лесов, с неба, с воды, из-под земли.
Гремит по земле май!

Июнь.

Пришёл июнь и оставил от ночи один тёмный час. Недовольно забубнили совы: "Для чего нам день?" Зато дневным птицам радость: ночь-то короче воробьиного носа! Вот она, пора белых ночей! Птичка-зорянка поёт на еловой пике: одним глазком зарю вечернюю провожает, другим утреннюю встречает.
Всё тайное стало явным. Всё невидимое - видимым.

Видно, как спят, смежив лепестки, цветы дневные. Как просыпаются в тёмной чаще ночные цветы, как испуганно приоткрывают они лепестки-ресницы и зачарованно поворачивают головки за плывущей луной. Видно, как слетаются ночные бабочки-бражники к нашей северной орхидее - ночной красавице любке. Ведь только ночью открываются её цветы и пахнут только ночью.

Тростинки вглядываются в черноту - но не дрогнет даже их отражение. Всё призрачно и невесомо: видно и не видно, слышно и не слышно. И деревья стоят по пояс в тумане, дыхание затая. На землю оседает белый пух тополей: как иней, как ночная пороша. И даже падающая хвоинка тревожит чуткую тишину. А звёзды тускнеют, не успев разогреться. А заря разгорается, не успев потускнеть.
И снова зорянки славят зарю.

Июль.

Бело солнце на сизом небе. Земля пышет жаром. Дали плывут и переливаются. Струятся синие полоски лесов. Колышутся рощи, холмы и курганы. Дрожат кусты и нагретые камни. Столбы извиваются нехотя и лениво. Пыльные лопухи разлеглись у пыльных дорог. Плывут далёкие станции и посёлки: как сказочные корабли с разноцветными парусами. Клонит ветер рожь и пшеницу - гонит жёлтые волны. Гладит траву на затучневших лугах - будто мех драгоценного зверя. Раздувает бурные колоски и метёлки - открывает зелёную подпушь. И бегут, завиваются по калёным дорогам вихри горячей пыли. Кузнечики по обочинам чиркают спички. Кобылки взлетают, как красные искры. Разомлевшие вороны разинули клювы. Ласточки на лету окунают в воду горячие грудки. Ветви обвисли, отяжелели. Жаркие вырубки пахнут вареньем. Солнечные зайчики лениво переливаются с боку на бок. Лениво плывут облака: огромные и таинственные, как снежные горы. Зной, расслабленность, тишина.
Макушка лета. Июль.

Август.

Утро и белый туман. Туман весёлый, весь солнцем пронизан, сияет и светится - хоть глаза жмурь! Над головой кляксы синие - просветы неба. Под ногами пятна седые луговинки росистой травы. По сторонам неясные тени шепчутся и шевелятся. Весь мир утонул в тумане!

Но вот всё поплыло, заколыхалось - и просияло! Дали чёткие, краски яркие, звуки звонкие. А роса такая, что хоть умывайся. Росинки дрожат на кончиках листьев. Росинки стреляют красными стрелами. Росинки переполнили цветы-бокалы. На листьях манжетки гранёные звёзды. Колоски и метёлки согнулись от ожерелий. Еловые лапы как хрустальные люстры. Качнула синица еловую люстру - обрушились сверкающие подвески. Ударили они по осинке - осинка вспыхнула и затрепетала. В гамачках паучиных ртутные бусы. Нити паутины - как нити жемчужин. А сети паучьи - созвездия в лесной вселенной. Струится парок над тропинкой. Синие лучики проткнули чащу. От радости повизгивают дрозды. Но главное чудо уже совершилось. Когда туман поднимался и таял, на миг в просветах повисла радуга. Не привычная семицветная, а невиданная снежно-белая. Белая на голубом

Сентябрь.

Сыплет осенний нудный дождь. До листика вымокли кусты и деревья. Лес притих и насупился. И вдруг осеннюю тишину нарушает ярое, прямо весеннее бормотание тетерева! Певчий дрозд откликнулся - просвистел свою песню. Затенькала птичка-капелька - пеночка-теньковка. И на опушке, и в глубине леса послышались птичьи голоса. Это прощальные песни птиц. Но и в прощальных песнях слышится радость. Странный в сентябре лес - в нём рядом весна и осень. Жёлтый лист и зелёная травинка. Поблёкшие травы и зацветающие цветы. Сверкающий иней и бабочки. Тёплое солнце и холодный ветер.
Увядание и расцвет.
Песни и тишина.
И грустно и радостно!

Октябрь.

Всё лето листья подставляли солнцу свои ладошки и щёчки, спинки и животики. И до того налились и пропитались солнцем, что к осени сами стали, как солнышки - багряными и золотыми. Налились, отяжелели - и потекли. Полетели иволгами по ветру. Запрыгали белками по сучкам. Понеслись куницами по земле. Зашумел в лесу золотой дождь.

Ноябрь.

Сыплет белый снег на чёрную землю. Всё вокруг становится пегим. Лес полосатый, как бока зебры. Борозды пашни - как клавиши у рояля. На белых речках - чёрные полыньи, на чёрных дорогах - белые лужи. На бело-чёрных берёзах чёрно-белые сороки сидят.
"Приехал ноябрь на пегой кобыле".

Чёрное озеро и белые берега. Чёрные пни в белых шапках. Чёрные галки над белым полем. Белые зайцы на чёрной земле. Белые муравейники у чёрных стволов. Белые кочки на чёрном болоте. Всё двухцветное и рябое. Чёрный дом с белой крышей. Белый дым из чёрной трубы. Чёрный стог с белым боком. Одно небо ровное - серое и глухое. Ни звонкого голоса, ни гулкого эха. Всё как-то исподволь, шёпотом, стороной. То дряблая оттепель, то упругий мороз. Сыро и серо, пусто и глухо. Полузима - полуосень, полудень - полувечер. Робко напутали, напетляли по снегу птицы и звери. А человек прошагал - как расписался.
Чётко и твёрдо - как чёрным по белому.

Декабрь.

Всё куда-то скрылось и подевалось. Звуки приглушены, запахи заморожены. Время тянется еле-еле. Где вы, зелёные листья? Где вы, густые травы? Где вы, пёстрые бабочки? Льды закрыли озёра, снега укутали землю. Солнце всё ниже и ниже. А тени длинней и длинней. И день короче воробьиного носа.
Сумерки старого года...

И вдруг что-то случилось! Солнце всё выше и выше, тени короче и короче. И день хоть на воробьиный скок, а прибавился. Значит, солнце повернуло на лето. Пришёл рассвет нового года. Совершился солнцеворот! И не страшно теперь, что всё куда-то скрылось и подевалось. Что звуки приглушены, запахи заморожены. Что вместо листьев одни только почки, вместо трав одни семена, а вместо бабочек - только куколки. Будет всё было бы солнце. Теперь всему свой черёд - только срок дайте!
Путешествие продолжается.

Говорят, что у природы нет цели. А мне кажется, что она есть, сделать людей счастливыми. Чистый воздух - великое счастье!
Природа - друг человека. А с другом надо дружить.

Реклама
Теги
#месяцы #красотаприроды #вдохновение #путешествие #временагода #природа
Вам будет интересно
Комментарии (0)
Елена Курашкина
Елена Курашкина
Автор
1600 дн. назад
Узнавайте о новых публикациях первыми!
Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы ничего не пропустить.
/// Scroll to comments or other