А Вы знаете, что такое Торсионпапье? | Colors.life
157

А Вы знаете, что такое "Торсион­папье"?

Торсион­папье – это искусство создания предметов на основе конструктора из бумаги, буквально – «вращая бумагу». Конструктор с заранее заготовленными деталями, в котором каждый человек может проявить себя как фантазер, как изобретатель. Искусство это относится к типу handmade(ручная работа) – очень модное сейчас направление в дизайне. Хэндмэйкер, умеющий сделать вещь от первоначального замысла до исполнения собственными руками, очень популярен на творческом рынке, и его работы могут стоить несколько тысяч долларов. Уже самим своим существованием хэндмэйд доказывает, что творения человеческих рук превалируют над техногенными вещами, которые можно купить за копейки и выбросить потом на свалку.

Она – самарский дизайнер с мировым именем. В течение последних 18 лет ее работы вызывают восхищение в Страсбурге и Мюнхене, ими можно любоваться в Третьяковской галерее и в музеях Самарской православной епархии. Сегодня у нас в гостях ­ мастер­ювелир международного класса, автор уникального искусства торсион­папье Светлана Скорнякова.

Интересно. А как вы стали хэндмэйкером?

­ Я всегда любила рисовать. Занималась всеми видами прикладных искусств. Сначала я работала в Москве, в Гнесинской музыкальной академии, а муж учился на режиссера в Щукинском театральном училище. В 1977 году мы с мужем переехали в Самару и вместе занимались оформлением декораций и костюмов для нашего театра­студии. А в 1988 году в нашей мастерской родилась технология «торсион­папье» ­ это была рама для большого настенного панно, выполненного в технике «инкрустация бумагой». Этот опыт мы перенесли на создание нового декора мебели, ювелирных украшений, аксессуаров, световых скульптур, различных сувениров с применением приемов и методов других прикладных искусств – паркетри, роспись, маркетри, вышивка и т.д. Именно смешение техник и привело к тому, что европейские эксперты в Страсбурге характеризовали торсион­папье как мультикультурное искусство, то есть объединившее приемы многих искусств в новый дизайнерский язык. Аналогов торсион­папье в работе экспертов на международных выставках в Штутгарте, Страсбурге, Познани и Мюнхене не нашлось. Не нашли их и искусствоведы Российского музея прикладных искусств.

­ Вы член Самарского клуба экологов и руководитель социально­экологического проекта «Торсион». Почему вы связываете прикладное искусство с экологией и социумом?

­ С экологией – потому, что выбираемая нами бумага является экологически чистым продуктом. С социумом – потому, что наше искусство может социально ориентировать человека. Например, в 1997 году наш проект «Создание рабочих мест для социально не защищенных слоев молодежи» выиграл сначала российский грант в Москве, а потом он с восторгом был принят в Молодежном Совете Европы, получил диплом и поддержку. С тех пор наши обучающие программы в виде социальных и экологических проектов постоянно внедрялись в детских оздоровительных лагерях, в медицинских, наркологических и реабилитационных центрах, в ветеранских клубах и во многих других некоммерческих организациях.

­ Есть ли у ваших работ коммерческий успех?

­ Да, в основном мы работаем на заказ. Большая часть заказов приходит к дизайнеру на региональных и международных выставках (которых у нас, кстати, было уже более полусотни), когда посетителя, стоящего перед стендом, осеняет идея сделать кому­то красивый, изысканный подарок. Мы же быстро можем воплотить любую фантазию заказчика – дамскую сумочку со стразами и меховыми вставками, шкатулку с акваграфией, браслет с уникальной вышивкой или напольную вазу, инкрустированную раковинами… И клиент всегда знает, что его заказ оригинален и не имеет аналогов, что он один­единственный в мире. А мы честно заботимся о том, чтобы не повторить этот предмет для другого клиента.

­ А почему бы вам не открыть сеть магазинов?

­ Ни в коем случае! Я полностью согласна с Торгово­Промышленной палатой Самарской области, сотрудники которой формируют сейчас имидж торсион­папье, что залог нашего успеха – эксклюзивная, а не потоковая продукция. Во­первых, стоимость эксклюзива гораздо выше, во­вторых, подобная политика – переход с эксклюзива на поток – сгубила не одну творческую мастерскую. Именно поэтому наши вещи уже нельзя купить в салонах и художественных галереях, как это было раньше. Таким образом, выставки как самостоятельный коммерческий проект с последующим маркетинговым анализом – это одна из статей доходов. И мы очень тщательно к ним готовимся. Здесь наша задача не только убедить человека купить вещь, но и помочь ему обнаружить… красоту этого мира. Высокопарные слова? Но если их из жизни выбросить, не останется ли в ней один лишь бизнес?

­ Ну а с другими дизайнерами вы пробовали работать?

­ Был эпизод сотрудничества с домом моды «Лидия Соселия», это известная торговая марка, имеющая представительства в Москве, Париже, Санкт­Петербурге. В Самаре проходил летний подиум, где в коллекцию «Лидии Соселии» были введены мои украшения и аксессуары. Но потом, когда интерес публики к моим работам вырос и я в полной мере ощутила свои способности, я задалась вопросом: могу ли акцентировать свою индивидуальность и продолжать самостоятельное плавание? Утвердилась я в этом решении после неудачной попытки руководства меховой компании «Отрада» создать коллекцию от кутюр для выставки меха в Штутгарте. Ведущим модельером проекта должен был стать Игорь Чапурин. Мне отводилась роль создателя новой линии фурнитуры. Но этот проект Чапурин воспринял холодно. Зато в наших аксессуарах мех и кожа как дизайнерское решение стали присутствовать отдельной линией. В общем, все эти эксперименты пошли мне только на пользу.

­ У вас есть ученики и последователи. Не боитесь со временем померкнуть в их славе?

­ А это неизбежно. Для того я и создаю новую волну молодых мастеров, чтобы это искусство продолжало жить после меня. Тем более конкурентно способного мастера очень сложно создать. Это как ребенка растить: сначала отдаешь его в детский сад, потом в школу, институт, рабочий коллектив…Такое воспитание называется «щека к щеке», когда всю душу вкладываешь в будущего мастера. Подчас творческая глухота моих учеников очень сильно меня ранит. Людей, ознакомившихся с азами торсиона, ­ достатачно, а тех, кто решил попробовать стать настоящим профессионалом – единицы. Чтобы стать дизайнером, помимо дисциплины, мастерства и бешеной трудоспособности, нужно еще уметь восторгаться этим миром. И благодарить жизнь за все, что видишь вокруг себя. Чувство благодарности и творческий восторг – обязательные качества криэйтора. А еще нужно иметь самурайскую стойкость – чтобы никому не дать уничтожить в себе творца.

­ А вдруг хэндмэйд выйдет из моды? И вы окажетесь не у дел?

­ Не выйдет! Чем больше разрастается техногенная цивилизация, тем выше ценность рукотворного изделия. Это заложено в человеческой сути – отзываться на творение другой души.

­ Как много времени занимает работа в вашей жизни?

­ Я сплю пять часов.

­ Ничего себе! Что же вас толкает на девятнадцатичасовой рабочий день?

­ Скажем, творческий азарт. Я желаю дарить радость. Все, что я вокруг себя сегодня вижу, должно быть освещено, расцвечено новыми красками. И это мною движет.

­ А друзья вам говорят: Светлана, пожалей себя…

­ Они говорят: спокойной ночи! С добрым утром! И радуются, что могут позвонить мне на мобильный среди глубокой ночи, а я обязательно возьму трубку – я ведь не сплю. Да и с чего им меня жалеть? Я живу яркой, насыщенной жизнью, у меня все есть – семья, ученики, неповторимое творческое лицо и успех. Разве я достойна жалости? Я достойна зависти!

­ То есть вы пришли наконец к тому, чего хотели?

­ Боже мой, да я еще десятой доли не реализовала из того, что задумано! Я только откупорила бутылку вина и лишь ощутила легкий аромат, а выпить весь потенциал этой идеи невозможно – он бесконечен.

­ В марте на Международной ремесленной выставке малого и среднего бизнеса HM­2006 в Германии ваша коллекция, я слышал, удостоилась почетного диплома, а вы – звания ювелира международного класса. Вы ожидали такого успеха, верили в свою победу?

­ Знаете, торсион сам проложил себе дорогу. Иногда мы за ним едва поспеваем. А что касается этой выставки, то там не то что диплом получить – попасть туда и зарегистрироваться в принципе очень сложно. При заявке на ярмарку жюри проводит очень тщательный отбор. В контексте того, что очень многие представители из России были приняты очень холодно, наш диплом – это громадная гордость за Самару. А в удачу и в судьбу я верю, но всегда надеялась только на собственные силы. И оглядывалась на то, что делали другие. Не стеснялась учиться у любых мастеров и благодарила их за уроки. Иногда училась даже на чужих неудачах. Мне очень повезло – в меня много вложили родители, бабушка. Они учили меня преодолевать препятствия, не теряя при этом вкуса к жизни. За это я им очень благодарна. Повезло мне и с напарником – моим мужем Валерой. Не знаю, как бы я справлялась одна.

­ Муж ревнует вас к вашим успехам?

­ Нет, у нас нет никакого соперничества. Мы с ним, как катамаран, который перевернуться в принципе не может. Вдвоем мы – две лодки, связанные одной целью.

­ Какая у вас есть мечта?

­ Хочу создать новое направление в повседневной городской одежде (пред­аппорте). Меня всегда интересовала история культуры. Любой народ за свою историю вырабатывал выразительные, яркие, целесообразные, экологически оправданные образы в одежде, и сегодня в мегаполисе это помогло бы человеку не растерять свои личностные привязанности и чувствовать себя комфортно в техногенной среде. Такая тенденция уже развивается на высоком подиуме Зайцевым, Парфеновой, Чапуриным и другими российскими кутюрье. Возможно, что и мне удастся внести свою лепту в русскую одежду.

­ Вдруг вы когда­нибудь перегорите как генератор идей?

­ Я каждый день нахожу источники вдохновения и новые впечатления, новые материалы, радуюсь, что сегодня могу вновь продолжить работу, которая неиссякаема, потому что умею радоваться жизни. Если же начну хандрить и унывать по поводу усталости и недостигнутых вершин, то, конечно, выдохнусь. Но я знаю, что если не сегодня­завтра, то лет через десять точно добьюсь желаемого. Я же не просто двигаю торсион­папье – я продолжаю его изобретать, и это искусство каждый день приносит свои новые открытия.

http://www.нрн.рф/article_print.shtml?id=2766 


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Елена Костина
Елена Костина
534 дн. назад
/// Scroll to comments or other