Легенды о единороге | Colors.life
147

Легенды о единороге

Единорог символизирует целомудрие, а также служит эмблемой меча. Традиция представляет его как правило в виде белого коня с одним рогом выходящим изо лба; впрочем, согласно эзотерическим верованиям, он имеет белое туловище, красную голову и синие глаза. В ранних традициях единорог изображался с телом быка, в поздних с телом козла и только в поздних легендах с телом лошади. Легенда утверждает что он неутолим, когда его преследуют, но покорно ложиться на землю если к нему приблизиться девственница. Вообще единорога поймать невозможно но если и удастся то удержать его можно только золотой уздечкой. "Спина была его изогнута и светились рубиновые глаза, в холке он достигал 2-х метров. Чуть выше глаз, почти параллельно земле, вырастал у него рог; прямой и тонкий. Гривы и хвост рассыпались мелкими кудрями, а опущенные и неестественно для альбиносов черные ресницы бросали пушистые тени на розовые ноздри." (С.Другаль "Василиск") Питаются они цветами, особенно любят цветки шиповника, и медовой сытой, а пьют утреннею росу. Также они ищут небольшие озерца в глубинах леса в которых купаются и пьют от туда и вода в этих озерах как правило становится весьма чиста и обладает свойствами живой воды. В русских "азбуковниках" 16 -17 вв. единорог описывается как страшный и непобедимый зверь, подобный коню, вся сила которого заключена в роге. Рогу единорога приписывались целебные свойства ( по фольклорным представлениям единорог своим рогом очищает воду, отравленную змеем). Единорог - существо иного мира и предвещает наиболее часто счастье. Единорог - творение человеческой фантазии - её тайный триумф. Самый известный представитель фантастического зоопарка. «сокровенная струна европейской культуры»; «единорог-зверь - всем зверям зверь», как пелось в старинной русской песне... Но откуда пришел такой успех, что его предопределило, - загадка. Победа одержана играючи, «малой кровью». Всегда расточительное, щедрое на различные там крылья, головы, пасти, из которых пышет огнем и серою, на бессмертие и другие чудеса - воображение в случае с единорогом явно поскупилось.
Формула на диво проста: копытное животное (конь, козел либо осел) + один рог посредине лба = тысячи лет живого интереса у многих народов. По какой же причине столь незатейливая фантазия пережила сотни прочих мифов и успешно конкурировала со множеством и правда, изощренных вымыслов: драконом, василиском, оборотнем, мантикорой? Первый раз о нем письменно упомянул 25 веков назад греческий историк Ктесий. В его рукописи об Индии читаем: «Там водятся дикие ослы ростом более лошади. Тело у них белое, голова темно-красная, а глаза голубые. На лбу рог. Порошок, соскобленный с этого рога, используется как лекарство против смертоносных ядов. Основание рога чисто белого цвета, острие ярко красное, а средняя часть черная». Впрочем задолго до этого описания баснословный зверь уже обитал в воображении жителей Востока. Наверное, самый причудливый единорог был у древних персов. Трехногий, шестиглазый, девятироты и, с золотым полым рогом; стоит он посреди океана и чудесным рогом очищает волны от всяче-кого загрязнения (в наш бы современный океан л а подобного трехногого!». Восточные рассказы о единороге - непрестанные колебания: зверь он из плоти и крови либо все таки дух. Таких сомнений не желали европейцы: для них единорог всегда был реальным животным.
Неоднократное упоминание единорога в библейском тексте узаконило недоразумение в сознании христиан; авторитет Аристотеля, верившего в единорога, отшиб последние сомнения ученой элиты. Ранний «Физиолог», основа будущих средневековых бестиариев, по части собственно физиологии животного ничего нового не добавил: «Мал зверь тот аналогично козленку и весьма свиреп; на голове у него один рог. Охотник не может силой поймать его». Впрочем именно «Физиолог» сделал решающее дополнение, обеспечившее единорогу устойчивый успех в европейской культуре. Оказывается, свирепого зверя можно смирить и даже поймать. Для этого в лес, где обитает единорог, следует направить непорочную деву (желательно красавицу). Зверя волнует аура непорочности или вид обнаженной груди. Привлеченный истинной чистотой (обмана он не потерпит - не-девицу обязательно поднимет на рог), единорог приблизится к деве, и если она его приласкает и поцелует в рог, мирно уснет, положив свой грозный рог ей на колени. Теперь он беззащитен, и охотникам вольно убить либо отвести ко двору правителя, дабы показывать заморским гостям. У данной легенды, по мнению знатока бестиариев К. Муратовой, «весьма отдаленное от христианской традиции прошлое. В ней словно сохраняется далекий аромат восточной сказки и элемент древней восточной фаллической символики».Однако, истоки могли быть и не столь поэтичны. В античной литературе мелькнул рассказ об охоте на сирийского единорога, которого ловили на... обезьяну-самку. В ответ на её любовные заигрывания единорог терял разум, столбенел и - вперед, охотники!..
Когда европейские купцы зачастили на Восток, встреча с реальным носорогом не сбила их с толку: «теста» на непорочную деву эти махины явно не выдерживали! Лишь Марко Поло, нагородив всякого вздора про единорогов, протыкающих слонов не рогом, а языком, заикнулся о том, что зверь уродлив и «совсем не похож на того единорога, в которого верят в наших странах». Ноги слоновьи, голова кабанья и - вот напасть! - любит валяться в грязи; как-то сложно представить подобного в компании с непорочной девой... Каждый зверь в бестиариях получал христианскую интерпретацию. Сюжет с единорогом понимался, как история Христа, «духовного единорога», который воплотился в лоне Богоматери, был взят под стражу и осужден на смерть. Единорог олицетворял и единосущность Отца и Сына. В XV-XVI веках изображение однорогого зверя красуется на медальонах, гравюрах, шпалерах. на знаменах и гербах. Он незаменим там, где поэтизируется рыцарское служение даме, где славят верность и целомудрие. Однако, от восхищения женской властью над сердцем мужчины до поношения бесовской силы ведьм один шаг. Тогда единорога превратили в эмблему похоти... Больше тонкие умы подмечали, что чистота чистотой, но дева-то обманула, предала доверившегося ей единорога-рыцаря! Так, «поработав» символом Верности, единорог в куртуазной литературе отныне обозначал Попранную Верность (в данной роли он встречался во всяческих светских «Бестиариях любви» - любимом чтении французской знати.
Нам сложно понять, как человек средневековья воспринимал и религиозную и светскую трактовки одного и того же образа. Например, семь знаменитых гобеленов, сработанных к бракосочетанию Людовика XII в 1499 году. Изображенное на них убиение единорога во время охоты следовало понимать двояко. Предпоследний гобелен являл агонию зверя с отрубленной головой, последний - единорога воскресшего, израненного, одиноко стоявшего у дерева в чудесном саду. Сад этот- Церковь и совместно с тем Богоматерь. Дерево - крест. Но одновременно на гобеленах прочитывалась аллегория ухаживания и брака. Свирепый - нет, доблестный король усмирен любовью к чистой избраннице и воскресает к безгрешной жизни. Случалось и гениям обращаться к теме единорога. На знаменитом триптихе Босха «Сад земных желаний» единорогов чуть ли не дюжина, «всех мастей и туловищ». Леонардо да Винчи, не сомневаясь в существовании зверя, уточнял, что к деве единорога влечет, не почтение к целомудрию, а вожделение: на халяву ли приманкой была обнаженная грудь! Рабле с привычным озорством охально выпятил сокровенно-эротический смысл однорогого зверя: Пантагрюэль видит целое стадо единорогов, у которых в спокойном настроении рога висят, аналогично гребню индюков, а в приступе ярости расправляются и каменеют...
Не был обойден единорог и хтонической символикой. Во многих притчах и сказках он обозначал смерть. Дюрер изобразил единорога слугой Плутона, который уносит Персефону в подземное царство. Но попытки «очернения» успеха не имели; акцент ранних бестиариев на жестокосердие зверя (его сравнивали со львом гордыни, медведем лени и змеем зависти) не привился. Не прошло и уподобление единорога дьяволу: в бестиариях у дьявола было столько масок, что единорога оставили в покое. Наоборот, свирепость и необузданность стали подчеркивать для контраста с благочестием, искуплением. Недаром праведники так достаточно легко укрощали и приручали единорогов словом божьим. В ходе «примерки» символических значений оказался впору очередной образ - благородного и одинокого зверя. Подобный мотив был популярен в геральдике и эмблематике; к примеру, на миниатюрах фигура отшельника «пояснялась» единорогом на заднем плане. Слава единорога поддерживалась не только поэзией: издревле его рогу приписывались лечебные свойства (в частности, считалось, что это лучшее средство от ядов). Шарлатаны бойко торговали волшебным рогом, выдавая за таковой рог носорога, зуб-рог кита нарвала и даже мамонтов бивень. Торговали чашками, солонками из рога, якобы удаляющими яд из пищи. (Что касается Франции, то лишь Великая французская революция отменила церемонию проверки на яд королевской пищи - наряду с «отменой» само-го короля...)
Приобретение целого рога была под силу или собору, или королевскому дому. Елизавете I Английской такое покупка обошлось в 10 тысяч фунтов (кстати, единорог был эмблемой данной королевы - девственницы). На одной миниатюре XV века изображен св. Бенедикт, отшвыривающий поданный ему кусок хлеба. Поблизости фигурка единорога как общепринятый иероглиф: без пояснений средневековый читатель понимал, что хлеб отравлен, и св. при помощи божьей это угадал. В эпоху Возрождения фигурка единорога частенько красовалась над аптеками. А на гербах многих сиятельных рыцарей данный символ означал не их благородство либо одиночество, а обычное для тех пор метафорическое истолкование: от храброго мужа враги бегут, как яд от чудесного рога. Психоаналитики, которые знают все про всех, причиной долговечности единорога полагают ту символику, которую вышучивал Рабле. Менее самоуверенные психологи акцентируют наше внимание на особой поэтичности образа, на нашем пристрастии к архетипам смиряемого зла и гордого одиночества... Но образ ускользает от конечной интерпретации специалистов. Будет ли большой ересью утверждать, что в самом «ускользании» от объяснений заключено его великое обаяние?
Когда поэт, художник говорит о единороге, он вводит в свое произведение тайну. Ибо ни бестиарии, ни легенды Востока и Запада не объяснили нам единорога до конца. Дракон, гриффон, василиск - те вызывают иногда контрастные, но очень конкретные ассоциации. А единорог будит в душе нечто неопределенное, зыбкое, ощущение неполноты знания... «Мы не ведаем, каков есть единорог». Прочие объяснения? Пожалуйста. Здравому смыслу вообразить и допустить реальность единорога проще, чем поверить в дракона, морскую деву, амфисбену, сфинкса. Лошадь с рогом - до чего легко. По какой причине бы ей не существовать? И последнее. На протяжении столетий единорогу упрямо приписывают разнообразные добрые качества: соотносили его со справедливым правителем и рождением мудрецов, рисовали чадолюбивым» любителем единения, нежным поклонником чистоты, смиренным и благочестивым. Ничто дурное не липло к его шерсти. Воображение человека словно устало от оборотней, василисков, пышущих жаром драконов, коварных сирен. И вот, среди всякой нечисти и нежити, враждебных человеку, воссиял обаятельный образ зверя, который дик и буен, но способен стать покорным и ласковым. Поблизости со злой колдуньей обязана быть фея. Поблизости с оборотнем - единорог, так сказать, антиоборотень: зло, которое оборачивается добром, вожделение, которое превращается в почтение к целомудрию...

Теги
#советы
Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Екатерина Королева
Екатерина Королева
536 дн. назад
/// Scroll to comments or other