Античный культ красоты | Colors.life
217

Античный культ красоты

Автору этих строк пришлось многократно бывать в Италии. В первые приезды, когда шло знакомство с большими городами, казалось, что достаточно посетить Рим, Флоренцию и Венецию, ну, может быть, еще Болонью, Верону, Милан и Неаполь — и можно с уверенностью говорить, что страна открыла перед тобой большую часть своих секретов. Но, только заглянув в бесчисленные маленькие городки и просто селения с богатым историческим прошлым, начинаешь постепенно постигать ее потрясающую ауру, настоянную на многовековых традициях материального созидания красоты. Только тогда понимаешь, что более половины культурного достояния человечества находится в Италии. Причем это касается не только произведений зодчества, скульптуры и живописи, но самого быта, насыщенного атмосферой неспешного созерцания великолепных пейзажей, архитектурного декора или витринных дефиле. И речь идет вовсе не о сувенирных лавках для туристов. Это ежедневный культ красоты, начиная от красивых безделушек, которыми переполнены виллы итальянцев, резной деревянной мебели и кончая изысканной посудой, являющейся обязательным атрибутом столь любимых жителями Апеннин трапез еще с античных времен. Когда, выбирая подарки домашним, в одном из художественных бутиков я спросила, для чего предназначена эта изумительная венецианского стекла вазочка, то получила веский вразумительный ответ — «Для красоты». Что по-итальянски звучит просто прекрасно — «Per bellezza».

Поэтому нет ничего удивительного в том, что порой, казалось бы, совершенно бытовые и прагматичные вещи превращаются в подлинные произведения искусства, своей эстетической значимостью даже перечеркивая утилитарность их возможного использования. Казалось бы, обычная тарелка. В Италии она, как правило, большого диаметра, чтобы богатый расклад салатных листьев не потеснил солидные порции приготовленных на гриле отбивных или запеченных в духовке целиком рыбных деликатесов. Да и подаваемые с горкой спагетти, кроме соусной вуали, не должны затмеваться гигантскими креветками, как и распахнувшими свои створки, подобно крыльям бабочек, роскошными мидиями. Что уж говорить о конкильях — мелких ракушках, монетными россыпями оккупирующих край тарелки.

Но если это так красиво, то почему бы изначально не запечатлеть всю роскошь трапезы и необходимых кулинарных ингредиентов, начиная от кочанов капусты и кончая связками чеснока, горками ягод и фруктовыми натюрмортами, в материале, который не нужно прятать в холодильник, чтобы он не испортился. Например, в столь привычном еще со Средневековья фаянсе? А для компании еще добавить всяких там домашних животных, в первую очередь, конечно, собачек и кошечек. Правда, тем, у кого амбиции покрепче, можно подкинуть сияющего глазурью тигра илиставшуювпозукобру. Иеслинесчитаетенужнымдержатьвашихлюбимцеввстекляннойгоркеилинакаминнойполке, топочемубынепоставитьихувходавгостинуюпрямонапол. Разумеется, сделавпоправкувмасштабе. Действительно, петух в человеческий рост способен удивить каждого, кто войдет.



Фаянсовые фантазии бассанских витрин

Наверное подобными соображениями руководствовались мастера керамики из маленького городка Бассано ди Граппа, что раскинулся на стремительно сбегающих к реке предгорьях Альп. Обычные туристические маршруты сюда не доходят, хотя при желании до ближайшей Виченцы можно добраться минут за сорок, а там рукой подать и до Падуи, Вероны и, конечно, Венеции.

Не трудно догадаться, где обычно находит сбыт продукция местных мастерских, в изобилии представленная в посудных салонах. К сожалению, многие путешественники, увидев ее на полках магазинов рядом с муранским стеклом или венецианскими кружевами в окружении броских карнавальных масок и нарядных вее-щ ров, редко интересуются, где же находится эпицентр этой неуемной фантазии. К тому же в справочной туристической литературе информация об этом практически отсутствует. Бассано зачастую упоминается лишь как родина знаменитой виноградной водки — граппы. В редких случаях указывается, что здесь можно увидеть известный деревянный мост, созданный по проекту гениального зодчего Андреа Палладио более четырехсот лет тому назад. Ну и конечно, в связи с именем родившегося неподалеку Антонио Кановы, удостоенного чести быть личным скульптором Наполеона и даже вызванным специально в Париж самим императором. Разумеется, в местном музее есть его работы, так как именно с этого города началась его карьера ваятеля. Но основной ценностью экспозиции являются все-таки собрания уникальных экземпляров местной керамики.

Даже обычная прогулка по городу, превращенном в вернисаж фаянсовых витрин, оставляет неизгладимое впечатление. Помнится, меня не столько поразили прямо таки гигантские размеры всяких там леопардов и пантер, сколько филигранная обработка некоторых камерных экспонатов. Ведь фаянс в силу своих свойств не позволяет делать изящные изделия. Это привилегия фарфора, тонкость обработки которого может быть доведена до полной прозрачности. Когда-то одна знакомая итальянка очень точно определила, чем они отличаются. При падении фарфоровой чашки или тарелки в силу хрупкости они раскалываются, а от толстостенных фаянсовых изделий может отколоться только кусочек. Тем более удивительно мастерство, с которым местные гончары ухитряются делать украшения для витрин в виде шляпок из итальянской соломки с тончайшей насечкой переплетений. Или, предположим, бабочек, приоткрывших в невесомом экстазе роскошные крылья, служащие одновременно ручкой кофейной чашечки. Лично я не удержалась, купив тарелочку в форме треугольного кусочка сыра, на котором застыла в выжидающей позе мышка — съесть все сразу или только откусить?


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Татьяна Дюкарева
Татьяна Дюкарева
Автор
539 дн. назад
/// Scroll to comments or other