Антонио Гауди Великий творец и жалкий нищий | Colors.life
341

Антонио Гауди - Великий творец и жалкий нищий

Антонио Гауди-и-Корнет (таково полное имя нашего героя) родился 25 июня 1852 года не то в небольшом городе Реусе, не то в деревне поблизости от этого городка. Он был пятым и самым младшим ребенком в семье почтенного мастера металлообработки, Франсиско Гауди-и-Серра.

Крепким здоровьем будущий зодчий не отличался; еще в детстве у него нашли ревматизм. Отсутствие возможности играть с другими детьми, раннее одиночество, страсть к долгим неторопливым прогулкам — все это, видимо, помогло Антонио отчетливей услышать в своей душе голос Божий…

С юных лет он впитывал формы, созданные природой, искал вдохновения в листе и цветке, в изгибах русла ручья и морщинах дикой скалы.

Недаром свои проекты Гауди назовет «органическими конструкциями». Немногие из современников, включая и заказчиков, сразу понимали замысел Антонио: слишком уж далеки были эти безумные каменные причуды от привычных строгих, прямоугольных домостроительных объемов.

Но, подобно большинству уроженцев Реуса, Гауди был наделен упрямством и настойчивостью. Он неутомимо отстаивал и доказывал свою правоту; оттого стала неповторимой Барселона…

В обыденной жизни замкнутому, малообщительному парню не везло. Во время учебы его считали середняком; только рисовал великолепно… Окончив архитектурное училище в Барселоне, Антонио один из первых своих заказов получил в городе Матаро; там он встретил и первую любовь, окончившуюся трагично. Девушка вышла замуж за другого. Он остался холостяком до конца дней и все силы души отдал работе…

Фонари для Королевской площади; уличные туалеты; оформление магазинных витрин… Скромным было большинство заказов, с которых начиналась карьера 26-летнего дипломированного архитектора.

Но, благодаря им, Гауди был замечен и оценен богатым промышленником, графом Эусебио Гуэлем-и-Басигалупи. Дон Эусебио пригласил молодого мастера к себе для переговоров о возможном обновлении родового поместья…

Так завязались отношения знатного каталонца с никому не известным зодчим из провинции, переросшие в глубокую дружбу, продолжавшуюся до смерти графа в 1918 году. Дворец и парк, особняки и павильоны, — все это, выстроенное на средства Гуэля и для его семьи, стало коллекцией шедевров, принадлежащих Каталонии и всему миру.

Граф сделался благодетелем Гауди, позволив ему обрести свободу самовыражения, дав возможность одеть камнем самые хрупкие и дерзновенные фантазии ..Но, первый частный заказ он выполнил как раз в ту пору, когда знакомство с графом Гуэлем либо еще не состоялось, либо только что произошло и это дает основания предполагать, что Гауди не остался бы безвестным и без этой счастливой встречи.

Антонио Гауди-и-Корнет.

Летнюю виллу поручил выстроить недавнему дипломанту Мануэль Висенс, фабрикант стройматериалов. План дома чрезвычайно прост, это нехитрый прямоугольник, — но Гауди снабдил виллу таким количеством пристроек и украшений, что жилище заводчика обратилось в сказочный дворец!

Вдохновение давала мастеру старинная арабская архитектура… Не только стены, башенки и балконы спроектировал Антонио, — сам разработал оконные решетки, ограду сада, выполнил эскизы богатого внутреннего убранства столовой и курительной комнаты… Выстроена вилла из камня и кирпича, украшена разноцветной глазурованной плиткой.

Дом Висенс.

Главным и неподражаемым плодом многолетней дружбы аристократа с мастеровым стало здание барселонской резиденции Гуэлей. Дворец издали отличим от других домов, поскольку его кровля буквально уставлена декоративными дымоходами и надстройками вентиляционных отверстий.

Какой-то фантастический окаменелый лес! А в центре «леса» — конус, венчающий купол вестибюля, с блестящим шаром-солнцем и флюгером… Недаром одним из многочисленных прозвищ Гауди было: «вечный ребенок»!

Как и большинство творений мастера, дворец столь же практичен, сколь и пышен с виду. Польза и красота сочетались Гауди в пропорциях тончайших и верных… Огромные входные арки позволяли экипажам легко въезжать и спускаться по винтовому пандусу в конюшни, расположенные под домом.

Просторен главный зал, завершенный куполом с отверстиями, даже днем создающими впечатление звездного неба. Дворец — не храм: но смело поставлен в зале орган — на верхнюю галерею, чтобы музыка лилась, точно из надземных сфер…

Все, от изумительной лепки потолков до колонн сорока разных форм, от балконных перил до ручной отделки столовой, до многих предметов мебели, здесь разработано неистощимым Гауди!..

Дворец Гуэля.

В Барселоне гений «позабавился» строительством дома для вдовы промышленника Кальвет-и-Карбонель: здесь ему было угодно применить формы вычурного барокко, с обильным декором, и лично взяться за массу мелочей, включая скульптуры, предметы дубовой мебели, дверные ручки и молоток при входе.

Даже деревянный лифт с кованой решеткой здесь говорит о громадной силе воображения Гауди…

Мастер оставил нам на холме, господствующем над столицей, небольшую виллу в виде готического замка — дом Бельесгвард, славный витражами сложной звездчатой формы; на проспекте Грасиа — совершенно фантастический дом Бальо, с волнистой чешуйчатой крышей наподобие гигантского змея и башней в виде копья, вонзающегося в драконье тело, с балконами, похожими на карнавальные маски, и плиточной облицовкой богатейшей цветовой гаммы, от бело-голубой до насыщенно-синей.

Дом Кальвет.
Дом Фигерес, он же Бельесгвард.
Дом Бальо.

На том же проспекте выстроил он новый дом для коммерсанта Мила-и-Кампс, сразу же получивший прозвище «Педрера» — Каменоломня, ибо напоминает «Каса Мила» не какое-либо из людских сооружений, а могучую скалу с вырезанным в ее толще пещерным городом…

Дом Мила.

Не забывал Гауди и о своем первом и главном меценате, доне Эусебио Гуэле: парк Гуэль, строительство которого заняло пятнадцать лет, стал городским садом, туристской жемчужиной Барселоны.

Там мы тоже увидим образцы смелости художника, его нежелания считаться с общепринятым: громадного дракона на развилке пышно украшенной лестницы, дома и павильоны, похожие на гребнистые раковины, знаменитые колонны зала Гипостиль, пешеходную дорожку под сводами, будто вырастающими из скалы...

Парк Гауди.

Да, всему этому, и еще многим другим проектам, отдавал Антонио свою неуемную энергию, безбрежный талант, каталонское упрямство и усердие потомственного котельщика.

Но по-настоящему хотел он одного: быть зодчим храмов! Знаки горячей любви к земной родине — бесчисленные символы Каталонии, стилизованные гербы и знамена родного края — чуть ли не на каждом творении Гауди сочетаются с крестами, фигурами святых… со знаками родины вечной!

Не богатство и щедрость смертных, но силу и милосердие Господа стремился мастер прославить в камне. И делал это с первых своих профессиональных шагов — до последних дней.

Собор Святого Семейства (Саграда Фамилиа) в Барселоне; альфа и омега исканий Антонио Гауди, opus magnum всей его жизни; труд, которому зодчий отдал свыше сорока лет! Он приступал к проекту храма — и одновременно строил «Каса Висенс», сооружал мини-дворец «Каприз» в сказочно-арабском духе для графа Диас-де-Кихано, планировал поместье Гуэля…

Но на более позднем этапе, очевидно, уже оценивая каждый свой день, как драгоценность, подаренную Всевышним, Гауди весь отдался собору. От иных, самых выгодных предложений отказывался бесповоротно…

С 1914 по 1926 годы жил прямо на стройке, в нищенской конуре; забывал о сне и еде…

Трагически-нелепая смерть старого архитектора, сбитого трамваем в нескольких шагах от своей строительной площадки, по-своему закономерна. Постоянно углубленный в разработку все новых замыслов, Гауди мало обращал внимания на окружающее. 7 июня 1926 года ровно в 17 часов 30 минут Гауди покинул строящийся, но уже ставший знаменитым собор «Саграда Фамилиа» и, как всегда, пошел на вечернюю исповедь.
Как гласит легенда, в этот день в Барселоне был торжественно пущен первый трамвай. Водитель потом оправдывался, что какой-то пьяный бродяга по своей вине оказался на его пути. Документов с собой у него не было, в карманах нашли только Евангелие и горсть орехов, а кальсоны держались на английских булавках. Через трое суток от полученных травм Гауди скончался в приюте для бездомных. Его должны были похоронить в общей могиле, но архитектора случайно опознала какая-то женщина. По специальному разрешению Папы Римского Антонио Гауди похоронили в крипте собора «Саграда Фамилия».
Текст с сайта: http://www.vokrugsveta.com/S4/nasledie/gaudi3.htm

yout_preview

Теги
#великие мастера
Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Светлана Данилова
Светлана Данилова
541 дн. назад
/// Scroll to comments or other