Биография Катрин Денв | Colors.life
56

Биография Катрин Денёв

Денев родилась в актерской семье — оба родителя играли в театре и тем самым определили выбор профессии для всех своих четырех дочек. Первой на этом поприще преуспела Франсуаза, которая начала строить карьеру с семнадцати лет. Она высоко подняла планку: ходила по подиуму у Кристиана Диора, снималась в Бразилии с Бельмондо, получала десятки предложений от французских режиссеров. Франсуаза носила фамилию отца — Дорлеак, поэтому, когда пришла очередь Катрин сниматься в кино, она взяла фамилию матери — Денев. Режиссер Роже Вадим, заметивший девушку, к тому времени был известен как родоначальник Новой Волны французского кино, отринувший старые порядки, сценарии и манеру съемок. Он постоянно находился в поиске нового лица, новой музы. В умении разглядеть идеальную женщину ему нельзя отказать — первой протеже Вадима была сама Брижит Бардо. Роман с ней уже утихал, когда Роже встретил Катрин. Она раздражала Бардо, та часто говорила, что семнадцатилетняя выскочка слишком проста, слишком скучна и слишком откровенно повторяет ее прическу и манеру одеваться. Впрочем, сохранились любительские кадры, снятые Вадимом, на которых Брижит Бардо учит юную, еще брюнетку Денев играть на гитаре. Именно Брижит впервые указала Вадиму на то, что простушка не так уж и проста. И оказалась права: Катрин полностью подчинила себе режиссера, превратив когда-то известного казанову и прожигателя жизни в тихого семьянина, готового на все ради одной только улыбки своей любимой. Но сначала Денев пришлось подчинить своей воле собственных родителей: отец никак не мог смириться с тем, что восемнадцатилетняя дочка собралась жить с мужчиной старше нее на пятнадцать лет. Все успокоились, когда Катрин забеременела.

Тот период она называет одним из самых счастливых в своей жизни, говоря, что испытывала высшую степень гармонии, когда носила под сердцем сына. В прессу слухи о романе именитого режиссера и подающей надежды актрисы почти не просачивались — Денев всегда была ярой противницей демонстрации чувств на публике. Во время выходов в свет они с Вадимом по-прежнему обращались друг к другу на «вы» и никак не выдавали своих истинных чувств. Но с рождением сына любовь начала медленно угасать. Роже, впервые увидевший новорожденного Кристиана, заявил, что это самый безобразный на свете ребенок, и больше не проявлял к нему никакого интереса. Чуть позже он признавался друзьям, что не способен выносить интеллектуальную и домашнюю диктатуру Катрин. Они расстались очень естественно и ожидаемо. Сама Денев, вспоминая об этом, говорит, что до сих пор не понимает, кто из них кого бросил: «Ведь можно бросить кого-то, делая вид, что бросили вас».

Первым наиболее заметным фильмом Денев, после которого за ней закрепилась слава звезды французского кино, стали «Шербурские зонтики». Лента была показана в Каннах одновременно с «Нежной кожей» Франсуа Трюффо, где главную роль сыграла старшая сестра Денев, Франсуаза. Это символическое столкновение на экране двух сестер можно считать критическим моментом в истории французского кинематографа, когда было определено, кто станет его лицом.

Классическая, чуть холодная и отстраненная красота Катрин победила нервную возбужденность и изменчивость Франсуазы — младшая сестра затмила старшую. Франсуа Трюффо же, бывший на тот момент самым востребованным режиссером страны, неустанно твердил, как он обожает Франсуазу (он называл ее Фрамбуаза — «малина») и обещал снимать ее каждые шесть лет, назначая свидания в 1970, 1976 и 1982 годах. Но Франсуаза погибла в автокатастрофе совсем скоро — в 1967 году, и на свидания стала приходить другая мадемуазель Дорлеак — Катрин Денев. И она, и Трюффо влюбились столь внезапно и столь глубоко, что никто из них не мог подобрать для этого рационального объяснения.

Он захотел снять ее в «Сирене с Миссисипи» вместе с Жаном-Полем Бельмондо, которого всего несколько лет назад снимал в одном фильме с ее погибшей сестрой. Для Денев эта роль стала воплощением мечты: «Я реализовала тайные желания всех актрис того времени — снялась у Трюффо вместе с Бельмондо. Большего нельзя было и желать».

Лента, подающая такие большие надежды, провалилась у критиков и зрителей, но с той поры в сознании публики фамилии Денев и Трюффо были неотделимы друг от друга. Жерар Депардье, которого с Катрин связывают долгие годы искренней дружбы, говорил, что французское кино — это два имени: Трюффо и Денев.

Она страстно хотела родить Франсуа ребенка, неустанно повторяя о том, как хочет дочку. Но Франсуа, для которого весь смысл жизни был сосредоточен в работе, не был готов к этому. В какой-то момент противостояние надломило что-то между ними. Пара прожила под одной крышей еще год и окончательно распалась во время каникул в Тунисе, когда Катрин, не выдержав, собралась в течение нескольких часов и ушла из его жизни навсегда. Трюффо впал в тяжелейшую депрессию, превратившись в настоящую развалину. Они не общались почти девять лет и только потом начали постепенное сближение, венцом которого стал их второй совместный фильм, считающийся сегодня настоящей классикой, — «Последнее метро». Критики называют картину не иначе, как последним любовным признанием режиссера своей музе.

Эта ее манера рвать отношения резко, одним движением стала притчей во языцех, подарив Катрин славу холодной, расчетливой красавицы, которая не испытывает чувств и презирает слабость. Сама Денев рассказывает, что в действительности расставания отнимают у нее все душевные силы. Но силы эти приходится находить и использовать — и это лучше, чем годами тянуть опостылевшие отношения и мучить себя, мужчину и детей: «Я всегда уходила первой, даже от великих. Эти мужчины никогда не прощали мне, что я бросала их в разгар романа, но они и не догадывались, что я таким образом защищала себя от нестерпимой боли». В одном из последних интервью Денев призналась, что, кажется, нашла ответ на вопрос, почему она всегда спешит закончить отношения первой: «Тяжелая болезнь матери, которую едва вытащили из лап туберкулеза, на всю жизнь наполнила меня опасением, что я сама заболею и умру, лишусь кого-то очень дорогого. По этой же причине у меня и сейчас сравнительно мало близких друзей. Я страшусь отношений, которые скоро кончаются и от которых остается боль утрат».

Ее третьим мужчиной, подарившим ей столь желанную дочку, стал Марчелло Мастроянни, главный актер Италии и самый желанный мужчина Европы. Сначала Денев показалась

Она подарила ему Кьяру — девочку, которую можно назвать настоящей принцессой европейского кино, плод любви самой главной женщины Франции и самого любимого мужчины Италии.

Денев ушла от Мастроянни так, как привыкла уходить: резко и неожиданно, спасая от пронзительной боли себя и обрекая на долгие муки его. Она не боялась одиночества: «Я мать, а мать не бывает одинокой никогда».

Даже сейчас, разменяв восьмой десяток лет, Катрин Денев называет своими главными достижениями не съемки в бессмертных картинах и не романы с лучшими мужчинами своего времени: «Самый большой успех в моей жизни — мои дети».


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Марина Кривенцева
Марина Кривенцева
295 дн. назад
/// Scroll to comments or other