СентЖеневьевдеБуа. Последняя обитель русской эмиграции | Colors.life
58

Сент-Женевьев-де-Буа. Последняя обитель русской эмиграции

На кладбище Сен-Женевьев-де-Буа приезжают те, кто уважает Россию, унесенную ветром. Навсегда.


Малая це́рковка. Свечи оплывшие.
Камень дождями изрыт добела.
Здесь похоронены бывшие, бывшие.
Кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Здесь похоронены сны и молитвы.
Слёзы и доблесть. «Прощай!» и «Ура!».
Штабс-капитаны и гардемарины.
Хва́ты полковники и юнкера.

Белая гвардия, белая стая.
Белое воинство, белая кость…
Влажные плиты травой порастают.
Русские буквы. Французский погост…

Тут лежат Юсуповы, Бунины, Толстые, Ксешинская, Тэффи и Гипиус.

В пригороде Парижа находится предместью Сент-Женевьев-де-Буа (фр. Sainte-Geneviève-des-Bois) , которое нередко называют русским. Богадельня в этом месте была построена в 20-х годах ХХ столетия, в те времена Сент-Женевьев-де-Буа, еще не превратившийся из небольшой деревушки в маленький уютный городок, уже был связан с русской эмиграцией, большую часть которой составляло дворянство, сумевшее бежать из России во время революции.

Строительство богадельни осуществлялось по идее и на личные средства русский княгини В.К. Мещерской, это здание скоро стало приютом для престарелых одиноких русских дворян, у которых не было ни семьи, ни денежных сбережений, для таких граждан богадельня стала единственным местом, где пожилые могли получить уход и питание. В 1927 году в Сент-Женевьев-де-Буа появилось первое русское кладбище, его история началась с выделения участка земли под захоронения постоянных обитателей богадельни, нашедших в ней свой последний приют. Прошло совсем немного времени, и на кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа стали хоронить русских дворян из Парижа и других городов Франции.

А для отпевания умерших была построена небольшая православная церковь в стиле русского барокко, с небольшим синим куполом, украшенным золоченым крестом. Под одним из нефов покоится прах православных священнослужителей, в том числе архиепископа Георгия, а также митрополитов Владимира и Евлогия. Рядом с ними был захоронен зодчий, по проекту которого строился храм, его супруга Маргарита Александровна, при жизни известная как художница. А рядом с церковью впоследствии построили небольшой домик, посвященный памяти зодчего, в котором посетители храма и русского кладбища могут отдохнуть и выпить чашку горячего и ароматного чая.

Вход на территорию кладбища проходит через красивые ворота, выполненные в виде арки, а их главным украшением является изображение двух архангелов – Михаила и Гавриила, держащих в руках икону. Далее ведет широкая аллея, вдоль которой можно увидеть русские березы, напоминающие эмигрантам о родине, много уютных скамеечек, присесть на которые и отдохнуть можно в любой момент. В храм можно подняться по удобным ступенькам, а вокруг них можно увидеть подстриженные кусты и ухоженные невысокие ели, а далее, за церковью, березы перемежаются с тополями. Среди архитекторов выдвинуто предположение, что кладбище, церковь и здание богадельни в Сент-Женевьев-де-Буа, построенные в псковско-новгородском стиле, является единственным архитектурным ансамблем такого рода на всей западноевропейской территории. Вход в православную церковь, названную в честь Успения Пресвятой Богородицы, украшен необычной фреской с изображением Богоматери. А на некотором отдалении от храма можно увидеть звонницу, словно затерявшуюся среди ставших уже высокими деревьев, она украшена двумя простыми аркадами, а вверху водружен маленький купол, своей маковкой указывающий в небо, по православным праздникам звон шести колоколов звонницы можно услышать издали.

Крестообразная церковь Успения Пресвятой Богородицы сверху украшена куполом, который по цвету словно сливается с небесами, а на куполе можно увидеть восьмиконечный крест. Интерьер церкви довольно сдержанный, его главной составляющей является иконостас, выполненный в двух ярусах, его расписывали не только признанные русские художники, но и талантливые прихожане. Внутри церковь украшена фресками, одни из них изображают события из жизни Иисуса Христа, на других можно увидеть Пресвятую Богородицу, эти фрески были написаны известным живописцем Альбертом Бенуа. Западную часть храма расписывал уже другой художник – Морозов. Стены, киоты и аналои церкви украшены многочисленными иконами, все они оставлены храму прихожанами, как бесценный дар.

Богадельня стала центром русской эмиграции, а вокруг нее в течение короткого времени сформировался небольшой поселок. Русские эмигранты из Парижа стремились приобрести здесь земельный участок для строительства собственного дома, некоторые строили дачи, предназначенные для отдыха от шумного и суетливого Парижа, а другие переселялись в новые построенные дома и оставались здесь жить навсегда. А церковь Успения Пресвятой Богородицы, освященная в 1939 году митрополитом Евлогием, была построена уже на средства русских поселенцев, а над проектом драма трудился зодчий Альберт Николаевич Бенуа. Этого выдающегося человека знали и как архитектора, и как художника, как иллюстратора, графика и книжного оформителя, и как театрала, и как тонкого ценителя музыки и танца, и как театрального и художественного критика. По словам современников, Бенуа обладал немалой долей артистизма, его называли «певцом Версаля и Людовика» за необычную серию произведений в акварели, изображающих парижский дворцовый двор. Выдающийся зодчий покинул этот бренный мир в 1960 году, а Париже, а его тело было привезено для отпевания и последующего захоронения в построенную ним церковь Успения Пресвятой Богородицы в поселке Сент-Женевьев-де-Буа.

Но русское кладбище эмиграции отличается от подобных захоронений на территории России. В нем сочетается и благолепие, свойственное только русским, и западная чистота, и правило, по которому все могилы подчинены единой идее, все могилы, аллеи и территории кладбища ухоженные, здесь не увидеть ни дикорастущей травы в рост человека, ни мусора. Около надмогильных православных крестов, а также в специальных нишах многих памятников и надгробий постоянно мерцают огоньки лампад, они не гаснут, а своеобразный «вечный огонь» поддерживается служителями кладбища. Могилы украшают и иконы, выполненные на основе эмалированного покрытия, все они небольшие. На кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа покоится и цвет русской интеллигенции, здесь захоронены многие писатели, в том числе Зинаида Гиппиус и Дмитрий Мережковский, Алексей Ремизов и Иван Шмелев, Надежда Тэффи и Николай Евреинов, Борис Зайцев, известный писатель Иван Бунин и его верная супруга Вера Николаевна.

На сегодняшний день на русском кладбище в Сен-Женевьев де Буа есть и заброшенные могилы, арендовать которые в настоящее время уже некому. Все погребения, у которых нет законного владельца, власти города по закону имеют право продать, и на месте русских могил похоронено уже немало французов. Сохранить русское кладбище в целости и сохранности можно только одним способом, придав ему статус мемориала. Но такое решение не вынесено и вряд ли будет принято в ближайшие годы. Сохранение кладбища пока базируется на межправительственных соглашениях, в устной форме решавшихся во время поездок президента России, Бориса Николаевича Ельцина, а впоследствии – и Владимира Владимировича Путина во Францию, и в частности – на кладбище русской эмиграции в Сен-Женевьев де Буа.

На данный момент расходы по содержанию православной части кладбища делят между собой родственники умерших эмигрантов, прихожане церкви Успения Пресвятой Богородицы, и местный муниципалитет. Сен-Женевьев де Буа как город растет, а для его расширения требуется место, поэтому кладбище постоянно находится под угрозой. Правительство России предлагало французским властям участки земли в России в обмен на территорию кладбища, выдвигались и проекты по перезахоронению останков русских дворян и интеллигенции с кладбища в Сен-Женевьев де Буа на другие места, или по различным православным церквям. Но на столь масштабные проекты у русской эмиграции и их потомков просто нет средств. И только праху писателя Ивана Бунина ничего не угрожает – аренда земельного участка, на котором покоится его прах, оплачено бессрочно за счет Нобелевского комитета. А дальнейшая судьба всех других могил так и не решена.

Малая це́рковка. Свечи оплывшие.
Камень дождями изрыт добела.
Здесь похоронены бывшие, бывшие.
Кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Валерия Рязанова
Валерия Рязанова
Автор
302 дн. назад
/// Scroll to comments or other