Кузнечное дело на руси | Colors.life
34

КУЗНЕЧНОЕ ДЕЛО НА РУСИ

Искусство древних кузнецов окутывалось глубокой тайной. Профессия кузнеца связывалась с волшебством и даже с суеверным ужасом, что и нашло отражение в мифологии почти у всех народов. Кроме Гефеста, вошедшего у греков в число двенадцати верховных богов, в древнеримской мифологии богом огня, покровителем кузнечного дела был Вулкан, у финнов - Ильмаринен, у кельтов - Суцелл, у этрусков - Сефлай, у германцев - Виланд.

В русской и западнославянской мифологии богом огня был Сварог, покровительствующий кузнецам. "На Руси, — пишет академик Б.А. Рыбаков, - народ окружил кузнецов множеством легенд и поверий, называя их: кузнец-колдун, "хитрец". Кузнец не только мог выковать плуг или меч, но и врачевать болезни, устраивать свадьбы, ворожить, отгонять нечистую силу от деревни. В эпических сказаниях именно кузнец является победителем дракона - Змея Горыныча, которого он приковывает за язык".

В процессе развития кузнечного производства формировались понятия и термины, характеризующие технические средства, способы и приемы работы кузнецов. Древнерусская терминология кузнечного дела включает много терминов. Каждая историческая эпоха вносила свои коррективы в терминологию. Ее изучение позволило ученым более глубоко проникнуть в историю техники кузнечного дела, раскрыть его качественные сдвиги на определенных исторических этапах. Результаты изучения российскими исследователями древнерусской терминологии кузнечного ремесла говорят о глубоких корнях этой отрасли в системе отечественного материального производства.

Слово "кузнец", часто встречаемое в древнейших русских письменных источниках обычно означало "мастера по металлу". В дальнейшем, в связи с расширением функций кузнеца, вызванных развитием металлургических и металлообрабатывающих производств, в источниках уже даются более узкие определения специальности: "кузнец по железу", "кузнец по меди", "кузнец по серебру". В Ипатьевской летописи 1259 г. встречается также "кузнец златой". Синонимами слова "кузнец" являются слова: "хытрец", "кърчь", "вътр", "железоковец", "ковач".

В Изборнике Святослава, наиболее раннем памятнике письменности Киевской Руси (1073 г.), слово "хытрец" восходит к древнейшим представлениям о первом мастере, а именно мастере по металлу - о кузнеце. Поясняя значение слов "кърчь", "корчи", Б.А. Рыбаков подчеркивает, что они по "своему смыслу ближе к нашему пониманию слова "кузнец". Эти слова связаны с терминами "крица", "кричное железо", "мехъ корчин (кузнечный мех), "корчиница" — кузница, и с названиями городов, известных обработкой именно железа (Корчев - Керчь). Термин "корчий" всегда связан с ковкой железа".

Кузнечный горн в древнерусском языке обозначался словами "гърнъ", "грънъ", "гренило". Слово "гърнъ" имело несколько значений, в том числе - печь и котел (тигель).

Устройство для усиления горения угля или дров в горне - мех, называли в древней Руси "дъмъчи", что связывалось с его функцией дутья.

Синонимом современных кузнечных клещей, служащих для извлечения раскаленного железа из горна, а также для работы с ним на наковальне, было слово "изымало", иногда применялось слово "щипец".

Молот (млат, омлат) имел в древней Руси несколько названий: "кый", "ковадло", "кладиво". Первое название сохранилось до наших дней в значении деревянного столярного молотка - "киянки". От "ковадло" (связано со словом "ковать") произошло современное название тяжелого молота - кувалды. "Кладиво" - означало небольшой молотручник, с помощью которого кузнец руководил ударами своих подмастерьев - молотобойцев.

В древнерусских кузницах IX-XV вв. применялся широкий ассортимент кузнечных молотов, соответствующий определенным технологическим операциям и характеру ремесел. Масса молотов колебалась от нескольких десятков граммов (ювелирное дело) до нескольких килограммов (железо - делательное производство). Среди них были разнообразные молоты, например, для перерубания железа. Они снабжались прочной железной рукоятью, так как в процессе работы их приходилось вводить вглубь раскаленного металла. Существовали молоты, предназначенные для выделки металлических листов, отличающиеся большой площадью рабочей части бойка, Такие молоты обеспечивали изготовление листов с гладкой поверхностью и равномерной толщиной.

Материалом для производства листов служили свинец, медь и иногда олово. Металлические листы русские строители и архитекторы применяли в качестве кровельного материала, а также для изготовления ворот, дверей и т.п. На свинцовые кровли и маковки церквей указывают летописи XIII-XV вв., в частности Новгородские летописи 1261 и 1345 гг. и Псковская летопись 1420 г.

Производство кровельной меди на Руси относится к домонгольскому периоду. С принятием в 988 г. христианства началось интенсивное строительство церквей, оказавшее большое влияние на развитие производства листовой кровельной меди. Результаты исследований археологов и историков показывают, что медные кованные листы особенно широко применялись во Владимирской Руси. В Успенском соборе Владимира найдены листы XII в. Обычно на покрытие куполов церквей шли позолоченные медные листы. Подобный медный, с густой позолотой, лист, на котором сохранилась дата — 1340 г., извлечен из Успенского собора во Владимире. Широкое применение кованных медных золоченых листов в качестве кровельного материала нашло отражение в русской поэзии, в которую прочно вошел термин "златоверхий терем".

Техника кузнечного производства на Руси достигла уровня, позволявшего выковывать для покрытия крыш и для других целей широкие листы. Представляют интерес медные двери Троицкого собора в г. Александрове, получившие название "тверских врат". Для их сооружения были использованы 8 медных пластин, размером 56 х 35 см. Для их выделки кузнецы должны были располагать специальной широкой наковальней в виде стола и особым молотом-гладилкой с широкой рабочей частью. О применении оловянных листов для покрытия кровель можно судить по Новгородской летописи 1280 г.

Дошедшие до нас наковальни русских кузнецов IX-XIII вв. обычно имеют форму железной четырехгранной усеченной пирамиды, вбивавшейся узкой частью в пень. Существовали также крупные наковальни, устанавливаемые на массивных основаниях. Были и специальные наковальни, снабженные раздвоенным на конце отростком. Такими наковальнями обычно пользовались городские кузнецы, отковывавшие различные пустотелые предметы, например, шлемы, втулки копий, кольца. Наковальня с отростком, кроме того, допускала применение набора фигурных подкладок для изготовления изделий сложного профиля, в том числе имеющих кривые поверхности.

Русские кузнецы владели всеми основными техническими способами и приемами обработки железа, меди, некоторых ее сплавов, а также серебра и золота. В железоделательном производстве широко применялась очень сложная и ответственная операция - сварка, требовавшая от мастера большого опыта и умения. Сварка сильно расширила возможности кузнечной технологии.

Кузнечное ремесло было широко распространено в древнерусских городах и деревнях. Городские кузницы отличались от деревенских большими размерами, наличием в них более сложных инструментов и технических приспособлений. Производилось все, что требовалось в условиях городской и деревенской жизни: топоры, ножи, обручи и дужки для ушатов, гвозди, серпы, косы, долота, шилья, лопаты, сковороды, массивные клепаные из листов котлы, винты (перекручиванием четырехгранных стержней), тяжелые лемехи. В числе предметов, выделываемых с помощью кузнечной сварки, были цепи, дверные пробои, железные кольца, остроги и многие другие изделия.

В кузнечных мастерских изготовлялось также всевозможное боевое оружие и военное снаряжение - мечи, копья, шлемы, кольчуги. Производство шлемов не представляло для русских кузнецов особых трудностей, ввиду того, что основные кузнечные операции, связанные с изготовлением железных листов и их склепыванием, были хорошо известны.


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Мария Серафименко
Мария Серафименко
Автор
303 дн. назад
/// Scroll to comments or other