СанктПетербург. Трехмерное пространство | Colors.life
52

Санкт-Петербург. Трехмерное пространство

Узнать город можно, побывав на экскурсии, прочитав о нем, просто погуляв по улицам. Но полюбить его поможет лишь человек, который сам любит и знает город. В эссе, написанных для «Вокруг света», известные люди рассказывают о «своих» местах на планете

Когда я был совсем маленьким, отец во время прогулок по Ленинграду заставлял меня поднимать глаза. Он говорил: «Смотреть под ноги — хорошо, чтобы не споткнуться, не упасть, не наступить в лужу или в открытый люк. Но гляди вверх: город там». Так я научился рассматривать фасады, фронтоны домов. Потом, много позже, уже сам занимаясь с сыном, я понял: такая глазная гимнастика просто необходима, чтобы человек развивался полноценно.

Ширина улицы Росси равна высоте зданий, ее образующих, а длина в десять раз больше
Сын ходил в школу по улице Зодчего Росси. Ежедневно туда и обратно. Эта улица состоит из пяти зданий, построенных по одному проекту. Из-за их единого фасада у человека, идущего там, создается впечатление, что на каждой стороне улицы по одному дому. Архитектор Карл России следовал строгим античным канонам: ширина улицы равна высоте зданий, ее образующих, а длина ровно в десять раз больше. И именно эти походы — в школу и обратно — сквозь гармонично выверенное пространство, я убежден, развили в сыне склонность к математике. Скоро он окончит университет и станет банкиром.
***
Есть два взгляда на Петербург — снизу и сверху. Но чтобы сверху открывался фантастический вид, нужно сначала поработать с нашими крышами.

Есть два взгляда на Петербург — снизу и сверху, на крыши
Когда я вступил в должность директора Исаакиевского собора, при встрече сказал тогдашнему губернатору Матвиенко: «Дорогая Валентина Ивановна, вы много сделали по программе «Фасады Санкт-Петербурга». Это был прорыв, но, знаете, я наконец поднялся на колоннаду и посмотрел сверху: надо объявлять программу «Крыши Петербурга».
И это движение началось. Если раньше был заметен сильный контраст между хорошенькими белыми передничками отеля «Астория», Мариинского дворца и остальными ржавыми крышами, то теперь появляется общий вид сверху, ансамбль.
На главной смотровой площадке Петербурга, колоннаде Исаакиевского собора, я присутствую каждый день — в аудиогиде. Он моим голосом рассказывает о соборе и городе всем, кто в состоянии преодолеть 262 ступени винтовой лестницы.

Но одной колоннады мало. В Петербурге катастрофически не хватает смотровых площадок. Я был среди сторонников строительства «Охта-центра». До сих пор считаю отказ от Охтинского мыса и перенос строительства на Финский залив ошибкой. Я как человек, много лет служивший в театре, понимаю, что такое передний план, что такое планшет и что такое задник. Этот город должен открываться с большой воды, то есть со стороны моря — он таким был по замыслу Петра Первого. Если бы построили бизнес-центр на Охте, то это суперсовременное здание оказалось бы бледным задником Петербурга, ничуть не затенявшим его достоинств. Сегодня же искусственно стоящая тумба будет прямо с левой стороны авансцены. На мой взгляд, это нарушение некоего физического равновесия.
***
Летом я люблю смотреть на Петербург с воды. И когда ко мне приезжают гости, первым делом отправляю их кататься по рекам и каналам. Взгляд с воды делает этот невысокий, достаточно плоский город объемным. Ощущение, что опускаешься на дно какого-то волшебного яйца, смотришь на знакомые фасады через фантастическую линзу.

С Заячьего острова, где стоит Петропавловская крепость, и начинался Петербург
После прогулки по воде я оглушаю гостей Эрмитажем и Русским музеем. Хотя бы ненадолго. Обязательно нужно побывать на Заячьем острове, где находится Петропавловская крепость и откуда, собственно, начался Петербург. В крепости начинаешь понимать город. Тут когда-то придумали и построили верхний променад — Невскую куртину. Мне больше нравится смотреть направо: там стрелка Васильевского острова, Исаакиевский собор и перед ним крохотное здание Адмиралтейства.
***
50 лет я хожу по Невскому проспекту и вижу, как меняются и время, и динамика жизни. Если раньше это был проспект редко проходящего автобуса или троллейбуса, то теперь Невский — еще и ночная гоночная трасса для стритрейсеров. На асфальте остаются узоры от шин автомобилей, а это не соответствует тому, что задумывал архитектор Карл Иванович Росси. Меняются и люди. Но и это нормально: мы не стоим на месте, нельзя же ностальгировать по газовому освещению.
Я стараюсь не отставать от времени. Мечтаю, чтобы в Петербурге появились… уличные аудиогиды и чтобы они были доступны для проката в любое время суток. Мы так гордимся белыми ночами. А что делать целую ночь на улице? Вот посмотрели, как над Невой развели мосты, поднялись на колоннаду Исаакиевского собора, она летом открыта до пяти утра. А дальше? Хорошо бы, чтобы и собор работал всю ночь, пусть там проходят концерты органной музыки. Итак, послушали концерт, а до открытия метро идете на Невский — здесь должны работать кофейни и рестораны. Так можно узнать Петербург со всех сторон. Город надо впитывать весь: с его видами, звуками и запахами. Тогда он останется в вас навсегда.


Вам будет интересно
Лариса Блонд, Лидия Травкова
Реклама
Комментарии (0)
Екатерина Манаенкова
Екатерина Манаенкова
315 дн. назад
/// Scroll to comments or other