Прививка от оспы для Екатерины 2 из Англии. | Colors.life
14

Прививка от "оспы" для Екатерины 2 из Англии.

" Только Елизавета Английская и Екатерина 2 умели быть и любовницами и государынями для своих фаворитов" — Александр Дюма.

Корявин, Рябов, Рябков, Рябцев, Шадрин, Щербаков, Щедрин, Щербин... Знакомые всем фамилии. Однако не каждый знает, что произошли они от кличек, которые давали людям, переболевшим оспой: рябой, щедристый, щербатый... Неприятная, знаете ли, штука эта оспа. Жар, озноб, головная боль, ломота. А главное болячки по всему телу, которые, если страдалец выживает, навсегда обезображивают лицо. 

К европейцам "оспа " пришла с Востока. То ли ее занесли завоевавшие Пиренейский полуостров арабы (8 век), то ли крестоносцы подцепили это сокровище на Святой земле (11 век), то ли...
Не будем гадать?
Важно, что болезнь осела в Европе капитально, ежегодно унося сотни тысяч жизней и уродуя людей почем зря. Что с ней делать, никто не знал. Молитвы, заклинания, амулеты, заговоры, снадобья и кровопускание не помогали. Болезнь не щадила никого. В 1694 году она погубила жену английского короля Вильгельма 2 Марию, а в 1774 — французского монарха Людовика 15, в 1730 году от нее умер царь Петр 2.

Наверно в этот момент седце Софьи Фредерики Августы Анхальт-Цербстской  участилась ,когда она узнала , что ее жених (будущий государь Петр 3) заболел оспой.
Еще бы! Она приехала в Россию (в феврале 1744), чтобы удачно выйти замуж и стать великой императрицей Екатериной 2 .
А тут такое несчастье!
Помри Петр Федорович, и  шанса стать супругой монарха, может быть, не выпадет больше никогда, и ее сразу отправят обратно на родину . Но Бог дал шанс Петру 3 жить ( отметины остались) и свадьба состоялась.
А дальше — дело известное: по смерти императрицы Елизаветы Петровны Петр 3взошел на престол, но 186 дней спустя его свергли, и 1762 в России под именем Екатерины 2 воцарилась чистокровная немка, которая правила страной 34 года.
 
Но вернемся к оспе. На Востоке после многих веков страданий приноровились ее прививать. Здоровому человеку делали на руке небольшой надрез и помещали туда гной из созревшей оспины зараженного индивида (эта процедура называется инокуляция). Передававшаяся таким образом болезнь протекала в более легкой форме и не оставляла рубцов.
Сообщают, что особенно часто прививки делали девицам, обреченным на гаремную жизнь.
Так что успех в борьбе с этой инфекцией на мусульманском востоке в определенной степени был обусловлен похотью.

Европу же с этим методом познакомила жена британского посла в Османской Империи Мэри Уортли Монтегю в 1718 году.
Вольтер  «Философских письмах»: «В царствование Георга Первого мадам Уортлей-Монтэгю, одна из умнейших английских женщин, обладавшая к тому же огромным влиянием на умы, во время посольской миссии своего мужа в Константинополе приняла решение без лишних колебаний привить оспу ребенку, рожденному ею в этой стране. Капеллан ее мог ей сколько угодно твердить, что это не христианский обычай, приносящий успех лишь неверным, — сын мaдaм Уортлей чувствовал себя после прививки великолепно. По возвращении в Лондон эта дама поделилась своим опытом с принцессой Галльской, нынешней королевой... С того момента, как до нее (королевы) дошли слухи о прививке, или внедрении, оспы, она велела произвести опыт на четырех преступниках, осужденных на смерть: тем самым она вдвойне спасла им жизнь, ибо она не только избавила их от виселицы, но и с помощью искусственно привитой оспы предохранила их от возможного заболевания натуральной оспой, от которой они могли умереть с течением времени. Принцесса, убедившись в пользе эксперимента, велела привить оспу своим детям. Англия последовала ее примеру, и с этого времени по меньшей мере десять тысяч первенцев обязаны своей жизнью королеве и мадам Уортлей-Монтэгю и столько же дочерей обязаны им своей красотой».

Очень примечательно, что Вольтер рассказывает об этом с восторгом и восхищением. Но, в сущности, мы имеем дело с оголтелым нарушением прав человека. Посудите сами. Жена главы государства узнаёт об экспериментальной процедуре, которая может позволить избежать крайне неприятного заболевания. Чтобы убедиться в безопасности метода, она приказывает опробовать его на самых беззащитных членах общества — заключенных и сиротах (последних французский мыслитель не упоминает, но есть сведения, что в испытаниях были задействованы и приютские дети). И только после удачных опытов оспу привили представителям королевской фамилии. Такие вот были нравы.

Кстати, эффективность этого средства преувеличивать не стоит. Потому что несмотря на утверждение Вольтера, что, дескать, «из всех тех, кому была привита оспа в Турции или Англии, не умирает ни один человек», смертельные случаи были и немало.

Но тем не менее в Британии  прививка популярностью пользовалась и, что важно, вызывала недюжинный интерес у медиков .
Один из них ,доктор  Томас Димсдейл, в 1767 году написал на эту тему трактат Методы прививания для оспы (The Present Method of Inoculating for the Small-Pox) .
Работа была переведена на несколько языков и принесла доктору некоторую известность.
А что же Екатерина? Эта женщина, слывшая просвещенным монархом, была в курсе всех передовых идей своего времени.
И, конечно, об инокуляции она слышала.
Великая императрица  очень хотела уберечь себя от страшной болезни и которая всегда была где-то рядом: например, в мае 1768 года от нее умерла графиня Анна Шереметьева. 

Но нужно было найти правильного доктора, и ее выбор пал на  барона  Томаса Димсдейла.
Возможно, ей понравился его «просвещенный » подход. В написанном им трактате он не настаивает на своей уникальности, что, мол, только работая со мной, вы сможете избавиться от недуга, достичь духовного просветления и попасть в рай. Напротив, Димсдейл утверждает, что способов инокуляции существует множество, и среди них есть очень хорошие.
Он также открыто признает, что с большим вниманием следит за работой в этой области своих коллег и заимствует из их опыта все лучшее.
Кроме того, доктор приводит солидный список привитых им пациентов с кратким описанием хода болезни каждого из них, утверждая, что в его практике никто пока не пострадал.

Российскому послу в Лондоне поручили разузнать, кто из местных врачей наиболее опытен в этом деле, и ему порекомендовали Димсдейла.
Далее были проведены переговоры и после некоторых колебаний медик согласился.
И летом 1768 года он со своим сыном Натаниэлем прибыл в Санкт-Петербург. Сообщают, что перед тем, как подвергнуть процедуре государыню, доктор продемонстрировал свои умения на нескольких добровольцах. И только после их выздоровления он выразил готовность привить оспу императрице. Все произошло под покровом тайны. Осознавая степень риска, Екатерина 2 распорядилась, чтобы наготове держали почтовых лошадей, дабы английские гости имели возможность мгновенно скрыться, если что-то пойдет не так. А ситуация действительно могла бы обернуться трагедией. Представьте, государыне становится плохо, и по городу моментально распространяется слух, что ее погубили два заграничных ирода, наверняка поклоняющихся дьяволу. Тут же собирается народ и совершает над приезжими расправу...

Однако опасения оказались напрасны.
23 октября (по старому стилю — 12 октября) Екатерине сделали инокуляцию. Материал, то есть свежую оспину, любезно предоставил крестьянский мальчуган Александр Марков, за что ему было пожаловано дворянство. На следующий день императрица со свитой приближенных отправилась в Царское Село, где она пробыла до полного своего выздоровления, которое было встречено восторженным ликованием придворных.

Но на этом работа барона  Димсдейла не закончилась. Через его руки также прошли великий князь Павел Петрович (будущий царь Павел I) с супругой Марией Федоровной и многие аристократы, в том числе графы Григорий Орлов и Кирилл Разумовской. 

Государыня была преисполнена энтузиазма и издала указ об обязательной инокуляции. Но, говорят, особого успеха эта инициатива не имела, потому что русский народ очень трудно заставить делать что-то непривычное и подозрительное. Кстати, в память об оспопрививании в России выбили медаль. На одной ее стороне изображен портрет императрицы, а на другой — храм Эскулапа1, из которого выходят исцеленные Екатерина с наследником (Павлом), а навстречу им бежит счастливая Россия с детишками. Надо всем этим красуется надпись: «Собою подала пример».
Что ж, необходимо признать, что поступок государыни действительно был смелым. Но на то она и просвещенный монарх, чтобы совершать смелые поступки и не бояться нового. А вот многие русские знатные особы не осмелились подвернуться заграничной процедуре и по старинке положились на Божью волю, авось оспа не пристанет.

Ну а английский доктор получил за свою работу баронский титул, который так же был пожалован его сыну, звание лейб-медика (придворного врача) и пожизненную пенсию в 500 фунтов в год.
Ему предлагали остаться при русском дворе, но он отказался и вернулся на родину, где открыл свой «дом прививки от оспы». 

Кто был на самом деле Барон Томас Димсдейл.
Во-первых, необходимо отметить, что он был квакером ( от англ. "трястись")  . Отличительная черта религиозной доктрины квакеров - убеждение, что Бог пребывает в сердце каждого человека, непосредственно призывая его встать на путь, ведущий к совершенной жизни.
Факт очень примечательный, потому что представители этого направления протестантизма, будучи уверенными в том, что Божья искра есть в каждом человеке, выступали за равноправие и, как следствие, были равнодушны к титулам. Однако пожалованное баронство, видимо, ничуточки Димсдейла не смущало и даже, напротив, доставляло ему удовольствие. 
Во -вторых кроме медицины у него были и другие интересы. В 1761 году он занялся банковским делом, вступив в партнерство Dimsdale, Archer & Byde. Проработав в этом секторе 15 лет, он, видимо, устал и передал бразды правления своим сыновьям. И в течение нескольких поколений банк был чем-то вроде семейного предприятия.

В-третьих, в 1780 году Димсдейл стал членом парламента. Однако за свою 10-летнюю политическую карьеру он произнес всего одну речь. Но, как сообщают очевидцы, говорил он так тихо, что его никто не расслышал.

Женат был  барон три раза. Причем когда он вступил в последний брак, ему было ни много ни мало 68 лет. Его избранницей стала 48-летняя Элизабет. Это была очень хозяйственная женщина, которая до замужества с именитым медиком жила старой девой в захолустье, никуда не выезжая.
И именно с ней барон  Томас Димсдейл приехал в Россию во второй раз в 1781 году, чтобы привить оспу внукам императрицы Александру -будущий царь  и Константину,  нянями великих князей были англичанки Полин Гесслер и Сара Николс. 

Во время этой поездки супруга доктора Элизабет вела дневник, в который заносила все интересные и необычные факты о диковинной для нее стране.  Она с бухгалтерским занудством выписывала цены на еду, одежду и прочие вещи, переводила их в фунты стерлингов и сравнивала со стоимостью тех же товаров в Англии.
  Ее поражали фантастические траты царского двора, особенно учитывая жалование служащих, о чем она была в курсе. Еще баронесса  Элизабет писала  о повседневной жизни императрицы и великих князей и делилась  своими впечатлениями о нравах и обычаях русского народа Например, потрясли ее  «дикие банные ритуалы». При том, что ее личный банный опыт ограничивается посещением горячо натопленной парилки в полностью одетом виде.
И конец .
Барон и баронесса  Димсдейл прекрасно провели в России время и вернулись домой счастливыми и богатыми.


Теги
#лечение #прививка
Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Бояхчян Светлана
Бояхчян Светлана
315 дн. назад
/// Scroll to comments or other