Авиационная система прицельного бомбометания свп24 «Гефест» дешево и точно | Colors.life
259

Авиационная система прицельного бомбометания СВП-24 «Гефест» - дешево и точно

Точность попадания – вопрос для военных людей главнейший, особенно для летчиков. Можно сбросить огромное количество бомб и в результате не причинить противнику никакого вреда или нанести всего один удар, и в «самое яблочко». Операция в Сирии российских Военно-космических сил демонстрирует рациональность использования боеприпасов, удивляющую наших друзей и недругов в равной степени. Самолеты там используются в своем большинстве не новейшие, а бомбы в основном и вовсе еще советские, которые пришлось бы в скором времени утилизировать, но точность ударов нашей авиации стала загадкой и для боевиков ИГИЛ, и для наблюдающих за ходом боевых действий представителей стран НАТО. Австрийскому изданию Contra Magazin, опиравшемуся на открытые источники, удалось ответить на волнующий многих вопрос о причинах столь высокой результативности российских пилотов.

Исторический экскурс
В годы Второй мировой войны на боеприпасы приходилась почти половина всех издержек, а в нацисткой Германии даже более того. Авиация союзников сбросила на немецкие города колоссальное количество бомб, от которых погибли сотни тысяч мирных людей. Во время последующих конфликтов американцы также отдавали предпочтение «коверным налетам», когда десятки и сотни самолетов разрушали все на огромных площадях в надежде на то, что и противнику достанется. Все рекорды побила Вьетнамская война, в ходе которой ВВС США израсходовали боеприпасов больше, чем всё человечество за всю свою прежнюю историю. Цифра вышла фантастическая, 14 мегатонн, из них больше половины приходится на авиабомбы. Стоило это пиршество смерти около ста десяти миллиардов долларов (тех еще, периода 60-х–70-х годов, когда в Америке хорошей зарплатой считалась сумма 600 $ в месяц). В общем, высокоточное оружие начали разрабатывать в первую очередь из экономических соображений. Военные специалисты подсчитали, что оно обеспечит трехкратное снижение издержек.

Концепция высокой точности Классическая схема управляемой ракеты или самонаводящейся бомбы включает в себя встроенную автономную систему прицеливания, исполнительный механизм и рули, в общем и целом сходные с самолетными. Например, внутри крылатой ракеты размещен быстродействующий компьютер, вычисляющий оптимальный курс и выдающий решения на поддержание минимальной высоты полета. Естественно, машине необходимы внешние данные, и она получает их от бортового радара и других средств навигации. В этой области человечество добилось потрясающих результатов, и если бы от точности попадания зависело бы здоровье и счастье людей, планета избавилась бы от всех болезней и печалей. Один недостаток, однако, присутствует и в каждом образце военной техники, даже самой совершенной: она ошеломляюще дорогая. Недавно один сирийский беженец даже поделился своими соображениями по этому поводу, рассуждая о ситуации, при которой крылатая ракета «Томагавк», стоящая полтора миллиона долларов, убивает нескольких бедняков в пустыне, принятых за террористов.
Советское наследие
После распада СССР независимой России достались тысячи самолетов и многие миллионы тонн боеприпасов, постепенно стареющих. Успехи советских авиастроителей действительно оказались серьезными, созданные ими образцы добротны, качественны и до сих пор используются, благополучно пережив второе тысячелетие и войдя в третье. Наряду с новейшими разработками отечественный Оборонпром уделял внимание модернизации проверенных временем самолетов, внося в них соответствующие изменения. Так родилась концепция управляемых боеприпасов, реализованная на практике.

Таинственный «Гефест»
В Сирии ВКС применяют и самые современные образцы самолетов, управляемых бомб, а также реактивных снарядов, но «рабочими лошадками» этой войны стали афганские ветераны Су-24 и Су-25, именно они несут основную нагрузку и выполняют большую часть боевых вылетов. На них, как оказалось, установлена особая аппаратура, позволяющая с высоты в шесть километров, куда не достают ПЗРК, наносить бомбовые удары по позициям боевиков ИГИЛ с точностью в несколько метров. Называется это оборудование СВП-24 (буквы расшифровываются как «специализированная вычислительная подсистема»), или иначе «Гефест», очевидно, в честь древнегреческого бога кузнецов. С помощью этой системы производится автоматический подсчет оптимальной точки отделения боеприпаса от самолета с учетом самых разнообразных факторов, имеющих тенденцию влияния на отклонение от траектории падения, включая параметры ветра, атмосферное давление и многое другое.

Модернизация боеприпасов
Идея доработки устаревших боеприпасов приходила в голову не только российским конструкторам, но и американским. Они даже разработали свою концепцию превращения обычных свободнолетящих бомб в сверхточные. Разумеется, в этом случае для обеспечения нужной вероятности попадания одного оборудования, смонтированного на борту самолета-носителя, недостаточно. Корректировка требуется в любом случае, в том числе с использованием спутниковых каналов от GPRS. Для этого на каждой бомбе меняется хвостовая часть, устанавливаются подвижные регулируемые рули, а также электромеханическая и электронная связь, обеспечивающая прием управляющих сигналов и их реализацию. Правда, цена остается высокой, при падении каждой единицы гибнет и установленная на ней схема управления, достаточно сложная и дорогая. В российском варианте все оборудование возвращается на базу вместе с самолетом-штурмовиком, что значительно снижает издержки в самом прямом экономическом смысле. Возможно, именно заинтересованность заокеанских оружейных фирм в масштабных заказах, приносящих огромные прибыли, диктует увеличение расходов на производство боеприпасов.

Программа «Гефест» дважды закрывалась
Начались работы по созданию системы прицельного бомбометания в компании «Гефест-Т» в 1996 году, а через шесть лет Министерство обороны их решило прекратить, склоняясь к модернизации бомбардировщика Су-24 по программе холдинга «Сухой». Стоял даже вопрос об оплате уже произведенных ПКР на сумму 50 млн. руб. Деньги компания взыскала через суд еще через четыре года, а затем начались работы по адаптации подсистемы СВП-24 к другим типам самолетов. Но в 2010 году их опять остановили. Как показала практика реального применения в боевых условиях, «Гефест» оказался очень удачным проектом. Возможно, этот случай станет очень полезным уроком и послужит поддержке инициатив талантливых разработчиков не только в оборонной промышленности.


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Olga Meshkova
Olga Meshkova
Автор
322 дн. назад
/// Scroll to comments or other