Архитектура Парижа | Colors.life
45

Архитектура Парижа

Облик того Парижа, который мы видим сейчас, начал формироваться в середине XIX века. По инициативе великого градостроителя и государственного деятеля Жоржа Османа, город претерпевал большие изменения. Осман разрушал целые кварталы, освобождая место для новых, просторных проспектов. В то время в Париже появилось немало стройных рядов неоклассических зданий. Жорж Осман много сделал для города, а самым выдающимся его достижением стала Гранд Опера – широко известный оперный театр. Сейчас его называют «Опера Гарнье», в память о Шарле Гарнье, который в далеком 1861 году выиграл архитектурный конкурс и честно заслужил право на строительство.

yout_preview

Через весь Париж проходит его большая ось – бесконечная прямая, которая начинается с Лувра, проходит через сад Тюильри, просторную площадь Согласия, Елисейские поля, вплоть до гигантских зданий площади Обороны. Знаменитая Большая ось – гордость и слава Парижа. Огромный градостроительный ансамбль, раскинувшийся на территории, которая охватывает три километра. Ось начинается площадью Бастилии и заканчивается площадью де Голля. Формировалась и застраивалась большая ось довольно долго. Отправной точкой послужила королевская резиденция – Лувр.

Работы по застройке нового центра города начались еще в середине XVI века. Тогда на месте величественного и цельного Лувра располагался один единственный корпус. Тогда его называли Новым Лувром. Спустя двадцать лет на западе возвели новый Тюильрийский дворец. С востока Лувр упирался в густо заселенные городские кварталы. Прошло немало времени, прежде чем между дворцом и Лувром протянули соединительные корпуса, положив начало будущему комплексу.

В XVII веке все более ощутимым становилось влияние стиля барокко. Покинув Италию, он получил большое распространение в Париже, где претерпел интересные изменения, породившие новый стиль, более своеобразный и строгий. Парижские архитекторы положили начало классицизму, «переплавив» его из барокко. Нечто подобное спустя столетие провернули россияне. На основе французского классицизма они изобрели известный «русский ампир». Планировка Парижа XVII века, ансамбли Петербурга XVIII века – в них отчетливо проступают характерные и узнаваемые черты итальянского барокко. Он послужил началом единой и гармоничной градостроительной композиции, которая основывается на осевой перспективе.

Прекрасным примером этой цельной композиции является Версаль. Бывшая резиденция Людовика XIV – прекрасный загородный дворец, спроектированный Андре Ленотром. Проект дворца включал в себя впечатляющих размеров площадь Армии, разбитую непосредственно перед зданием дворца. Площадь соединяла три планировочных луча, которые расходились в разные стороны. Главный луч указывал на Париж. Таким образом, он стал центральной осью, которая подчинила себе всю планировку парка. Перед фасадом дворца мастер садово-паркового искусства разбил водный партер, два бассейна которого отмечают ось ансамбля. Если смотреть на территорию дворца с террасы, можно увидеть лежащие ниже боскеты, широкие зеленые насаждения, упирающиеся в водную гладь крестообразного канала. Планировка дворца подчинена строгим геометрическим формам и построена на сочетание осевых перспектив. Версаль – яркий образец превосходного садово-паркового искусства. Интересно то, что закончив работы в Версале, Андре Ленотр перенес свой энтузиазм и кипучую деятельность на город, явно желая продолжить работать со свежеприобретенными версальскими «заготовками».

Он спланировал и разбил Тюильрийский парк, ось которого являлась четким продолжением центральной оси всей архитектурной композиции Лувра. Парковая ось получила продолжение, устремляясь к проспекту Елисейских полей и дальше, до заставы Звезды, с ее многолучевой планировкой.

Ленотр заложил основы. Его преемники окончили дело, достроив Лувр, основав площадь Согласия, воздвигнув на площади Звезды, много позже переименованной в площадь де Голля, монументальную Триумфальную арку. Эти территории являют собой главную половину большой парижской оси, ее западную часть. Восточная половина появилась несколько позже и протянулась от улицы Риволи до площади Бастилии. Ее значение, как архитектурное, так и композиционное, в разы меньше чем у западной части, которая приобрела свой вид во многом благодаря Андре Ленотру.

Широкие эспланады, идеально прямые проспекты - большая ось придала городскому пространству иную трактовку, ранее не виданную. Изменилось многое. Если раньше улицы и площади представляли собой по необходимости прорубленные в теле города участки, то в Париже они обрели закономерную целостность и гармонично вписались в городские пейзажи, обретая абсолютно самостоятельную ценность.


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Старегородцева Наталья
Старегородцева Наталья
Автор
321 дн. назад
/// Scroll to comments or other