Русские сказки и их зарубежные аналоги | Colors.life
97

Русские сказки и их зарубежные аналоги

«В одном сказочном городе жили коротышки. Коротышками их называли потому, что они были очень маленькие. Каждый коротышка был ростом с небольшой огурец. В городе у них было очень красиво…» - именно так начинается любимая всеми сказка Николая Носова о приключениях Незнайки. А знали ли, что за основу своего произведения автор взял книгу Анны Хвольсон «Царство малюток»? И он был не единственным таким автором. Давайте разберемся, что же это было: плагиат или отдельное творчество

Николай Носов. «Приключения Незнайки и его друзей», 1953-1954 гг.

У кого заимствовал

По словам писателя Станислава Рассадина, Носов признавался ему, что в детстве очень любил книгу писательницы Анны Хвольсон «Царство малюток» (1889 г.). После революции эта книга в России не переиздавалась.

В чём разница

У Хвольсон малютки-эльфы со смешными именами Мурзилка, Чумилка-Ведун и др. путешествуют по миру и беспрестанно попадают в какие-то истории. Главный герой — Мурзилка — имеет прозвище «Пустая голова»: модник, хвастун, бузотёр и, в общем-то, персонаж отрицательный. У Носова Незнайка тоже здоров прихвастнуть и полениться. Но он добрый, совестливый, отзывчивый. Это история жизни идеальной коммуны.

Александр Пушкин. «Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях», 1833 г.

У кого заимствовал

Сам Пушкин утверждал, что идею этой сказки он почерпнул из тех сказов, что слышал от няни Арины Родионовны. Но сюжет Пушкина очень тесно перекликается с сюжетом сказки братьев Гримм «Белоснежка и семь гномов», написанной в 1812 г.

В чём разница

Различия минимальны. У Пушкина — богатыри, у братьев Гримм — гномы; у Пушкина мачеха сама умирает от тоски и злобы, у Гримм её казнят; у Пушкина королевич Елисей сознательно ищет любимую, у Гримм королевич случайно натыкается на Белоснежку. Но счастливый финал везде!

Алексей Толстой. «Золотой ключик, или Приключения Буратино», 1936 г.

У кого заимствовал

Алексей Толстой и не скрывал, что на написание приключений Буратино его вдохновила книга итальянца К. Коллоди «Приключения Пиноккио. История деревянной куклы» (в России она была опубликована в 1906 г.).

В чём разница

У Коллоди вырезанный из полена Пиноккио становится живым мальчиком, пройдя через тяжёлые испытания (вплоть до жизни в собачьей будке) и поборов в себе лень, желание соврать, упрямство и т. д. Читателям предлагался роман воспитания. У Толстого Буратино так и остаётся деревянным — у писателя получился приключенческий роман (или роман дороги) о том, как доброта и взаимовыручка позволяют найти ключ от счастья.

Лазарь Лагин. «Старик Хоттабыч», 1938 г.

У кого заимствовал

В 1900 г. в Англии вышла фантастическая повесть «Медный кувшин» знаменитого в то время писателя Ф. Энсти. А тот, в свою очередь, вдохновился сюжетом одной из сказок «Тысячи и одной ночи».

В чём разница

У Энсти джинна, заточённого в медный кувшин царём Соломоном, освобождает молодой лондонский архитектор, которому не хватает денег для удачной женитьбы. Джинн сперва ему помогает, а потом оказывается крайне сварливым типом и пытается убить своего освободителя. У Лагина джинна Гассана Абдуррахмана ибн Хоттаба освобождает в советской Москве пионер Волька. И перековывает старорежимного Хоттабыча в советского человека.

Александр Волков. «Волшебник Изумрудного города», 1939 г.

У кого заимствовал

«Удивительный волшебник из Страны Оз» Ф. Баума вышел в 1900 г. Домик, в котором жила девочка с родственниками и собачкой, ураган переносит в волшебную страну. Теперь ей надо разыскать волшебника Изумрудного города — он поможет вернуться домой. По дороге она спасает Страшилу, Железного Дровосека и Трусливого Льва.

В чём разница

У Баума современники вычитали острейшую политическую сатиру на тогдашних политиков. У Волкова девочка Элли должна преодолеть тяжелейшие испытания, чтобы заслужить право обратиться за помощью к волшебнику.

Мнение эксперта

Андрей Усачёв, писатель:

- Отношение к автор­ским правам в минувшие века было другим — хорошую идею коллеги другой писатель подхватывал и переписывал. Такими «перепевками» занимались и Александр Пушкин, и Гёте. И все к этому относились спокойно. Тем более что молодая литература (а литература СССР в 1930-х гг. была молодой) не на ровном месте возникла, а искала, на каком фундаменте закрепиться.

Если же говорить о Николае Носове и его Незнайке, то книжке Анны Хвольсон я бы поставил троечку — приключения скучные, характеры не выписаны, язык далёк от литературного. А Носов из этой полукомиксной вещи сделал гениальное произведение, написанное великолепным языком. Носова можно считать создателем языка детской литературы — а это важнейшее достижение.

Немного другая история с Лагиным и его Хоттабычем. «Медный кувшин» Энсти — роман прекрасный. Лагин же сделал из него, если можно так сказать, сию­минутный роман, переведя его в советские реалии: современным детям, не знающим, кто такие пионеры, читать его «Хоттабыча» скучно. Заслуга Лагина в том, что он «перевёл» роман Энсти на детский язык.

Ещё интереснее история с «Приключениями Буратино» Толстого. Литературовед Мирон Петровский в исследовании «Книги нашего детства» пришёл к любопытному выводу: Толстой в приключениях Буратино спрятал пародию на неприятных ему литераторов и деятелей культуры того времени — под театром Карабаса-Барабаса он подразумевал, к примеру, Театр Мейерхольда и т. д. То есть вещь у Толстого получилась не совсем детская. Как и Волков с «Волшебником Изумрудного города», Толстой из прекрасного мифа, полного философии, побочных историй, отступлений, сделал очень крепкий роман со стройным сюжетом, обрубив много «лишних», как ему казалось, линий. Роман стало легче читать, но глубокий философский смысл был потерян.


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Srbui Gullakyan
Srbui Gullakyan
Автор
324 дн. назад
/// Scroll to comments or other