Новый год и Рождество. Аристократические традиции | Colors.life
102

Новый год и Рождество. Аристократические традиции

По просьбе одного замечательного Царского Офицера - небольшой рассказ о том, как аристократы праздновали Рождество и как себя должно вести, чтобы сейчас не ударяться в сельские традиции.

По традиции Рождество и Сочельник петербуржцы встречали дома, в кругу семьи. А вот в новогоднюю ночь заказывали столики в ресторанах или увеселительных заведениях. Ресторанов в то время в Петербурге было великое множество - на любой вкус и кошелек. Были ресторации аристократические: "Кюба" на Большой Морской улице, или "Медведь" на Большой Конюшенной.


Ночь под Рождество всегда обладала волшебными свой­ствами: в ее навечерие на улицах всматривались в темнею­щее небо, пытаясь обнаружить на нем первую звезду. С ее появлением начинался праздник, и следовали затем полные фантастичности вечера «святых дней», посвященных воспо­минаниям о Рождении и Крещении Спасителя, — святок.

Чтобы сделать маленьким детям сюрприз, родители украшали елку в отсутствие детей, уложив их спать. Подарки клались под елку. Пробуждение вызывало восторг.Тогда было широко распространено поздравление родителей в стихах. Если дети изучали какой-нибудь иностранный язык, то читали стишок на этом языке. После поздравления вручались подарки.
Вечером приходили гости с детьми. Зажигалась елка. Хлопались хлопушки, из которых извлекались бумажные шапочки разных фасонов, которые дети надевали на себя и в них водили хоровод. Хоровод вокруг елки водили с песнями, пели хороводные песни. Широко были распространены и бенгальские огни. Традиционным блюдом на Рождестве был рождественский гусь.

Такой традиции как ряженые в аристократических кругах не было - это была исключительно забава простонародья.

Новый год праздновали через неделю после Рождества.Это уже не семейный праздник-его отмечали балами и маскарадами,и публичными и домашними. Танцевали кадриль, вальсы, мазурки. Каждая кадриль имела свое тайное значение. Первая была официаль­ной, вторая — по обязанности. Ee всегда избегали танцевать с хозяйкой дома, чтобы не обидеть. Третья означала «по любви» и рождала особое волнение у молодежи.

Как только снежный покров становился достаточно плотным, на улицах появлялись двуколки, берлины и коляски на полозьях. И, конеч­но, легкая, бесшабашная русская тройка. В большие сани, вмещающие четырех человек и кучера, впряга­ются, как уже можно судить по названию, три лошади. Иностранцы писали, что наша тройка напоминает им античных коней, везущих на триумфальных арках бронзовые колесницы, тяжести которых они не чув­ствуют. Создается впечатление, будто лошади резвят­ся перед санями только по собственному капризу,поэтому для тройки необходим ловкий, бывалый кучер. А теперь представьте, как, "бразды пушистые взрывая", по Невскому проспекту зимним солнечным днем несутся тройки. Восхитительное зре­лище!

Необходимым и любимым традиционным развлечением зимнего праздничного цикла были ледяные горы.

Катание с гор занесли на невские берега строители Петербурга, и оно сразу же сделалось популярным во всех слоях общества. Ледяные горы строились обычно на Охте,на островах и на Неве перед дворцом,позднее -на Адмиралтейской и Исаакиевской площадях. Кроме того устраивались они и во дворах богатых особ. В 19веке с ледяных гор скатывался весь Петербург. У Зимнего дворца- представители разных сословий, на островах- высший свет. Там можно было встретить разрумяненных светских дам в бальных платьях, дорогих украшениях и богатых шубках, петербургских щеголей, ненадолго покинувших бальные залы, чтобы прокатиться с ледяной горы.

Помимо балов и маскарадов общество блистательного Петербурга любило проводить время на катках.

Считается, что в Петербурге регулярные катания на коньках зароди­лись в середине 1860-х гг. в знаменитом Юсуповом саду па Садовой улице, под эгидой созданного в том же году в столице первого в России конько­бежного клуба. Однако пальму первенства оспаривает Таврический сад, где кататься на коньках стали еще в конце 1850-х гг. «Таврические катания» описал и своей юмористической поэме «Тавриада», вышедшей в 1863 г., князь В.П. Мещерский, сам посещавший ежедневно «Таврические горы».

В предисловии он рассказывал: «Стариками, старухами, зрелыми и незрелыми овладела лихорадочная страсть покупать коньки, надевать их, скакать в Таврический сад, падать раз двадцать в минуту и т. п. На­шлись люди, которые по утрам после чая или кофе вместо чтения газет или служебных занятий надевали коньки и летали по всем комнатам под предлогом приготовления к Таврическим катаниям ». В своем миниатюрном литературном труде князь Мещерский в довольно комическом виде описал посетителей катка.

На катках не только занимались спортом или просто проводили время. Здесь устраивались феерические балы и маскарады, с музыкой, иллюминацией и фейерверками. Новый год и Рождество отмечались традиционной елкой на катке в Юсуповом саду на Садовой улице. Это была давняя петербургская традиция, которую осуществляло каждый год С.-Петербургское общество любителей бега па коньках. К праздникам громадный каток Юсупова сада обычно украшался разноцветными элек­трическими лампочками. Ставилась гигантская елка, она также освещалась сотнями электрических огней. Украшались и многочисленные сооружения изо льда, находившиеся возле катка, — башни, гроты и домики.


Теги
#россия #аристократы #этоинтересно
Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Лариса Асланова
Лариса Асланова
Автор
330 дн. назад
/// Scroll to comments or other