Левша нашего времени. | Colors.life
53

Левша нашего времени.

Салават Фидаи переносит полотна Ван Гога на спичечные коробки и вырезает фигурки из грифеля карандашей.

Нидерландский постимпрессионист, наверное, сильно удивился бы задумке 42-летнего юриста из Башкортостана Салавата Фидаи. Ведь его работы стали популярны на необычных миниатюрах, а западные коллекционеры покупают их за круглые суммы.

Два года назад руководитель отдела крупной компании попал под сокращение. «Это было вынужденное управленческое решение, близился кризис, – рассказал «СтарХиту» Салават. – А я к тому времени устал от такой работы. Но уходил со слезами на глазах – было больно оставлять хорошее место и дружный коллектив». Мужчина получил причитающиеся выплаты, да и накоплений было достаточно, чтобы семья с тремя детьми не голодала. Фидаи взял паузу на целый год. Посвятил время близким, отдыхал, встречался с друзьями.

«Один из старых приятелей напомнил: «Ты ведь картины писал! Почему бросил?» Тут и дети давай меня расспрашивать: «Папа, мы ни разу не видели, как ты рисуешь!» Моей старшей дочери Лиане 15 лет, прикинул – оказывается, за кисть не брался больше 25 лет», – продолжает Салават.

Его родители-художники всю жизнь до пенсии преподавали. Думали, сын пойдет по их стопам. При этом сами же говорили, что рисованием в наше время больших денег не заработаешь. Тем не менее после окончания школы искусств Салават отнес документы на художественно-графический факультет. Успешно сдал все профильные предметы, а черчение завалил. «Расстроился ужасно! А друзья в это время пробовались на правовое направление, позвали с собой. Я пошел за компанию, удачно поступил и окончил так же», – делится Салават. – После служил в правоохранительных органах, потом была юридическая практика, карьера пошла на взлет. Сутками пропадал в офисе, зато семья ни в чем себе не отказывала». А теперь кормилец сидел без работы.

Салават даже успел продать из дома некоторые ненужные вещи. «Я ведь целый год на печи лежал, что твой Илья Муромец! Какая жена бы такое выдержала? А Регина мне позволила разобраться в себе. Она всегда верила в мой потенциал, – говорит Салават. – Правда, когда я озвучил наконец решение – мол, буду картины писать, все были в шоке. С юмором списали это на кризис среднего возраста. Кто-то любовницу заводит, кто-то машины дорогие покупает, а наш папа вот в 40 лет решил художником стать».

Для работы Фидаи вполне достаточно места за рабочим столом

Родом из детства

Первую картину маслом купили бывшие коллеги Салавата. Две другие нашли хозяев за 5 и 7 тысяч рублей. «Однажды крутил в руках спичечный коробок, и вспомнилось – мы же в детстве их собирали, как марки. Они такие красивые были, с картинками, портретами, городами. А теперь невзрачные! Один из моих любимых художников Ван Гог, поэтому и на коробках сперва появился автопортрет знаменитого голландца, а затем и «Звездная ночь над Роной». Выложил готовые работы в Интернет, и они неожиданно имели успех. Собрали в Сети кучу перепостов и «лайков», иностранцы раскупили их по $100 за штуку», – рассказывает уфимский Левша.

Следующим этапом стали миниатюры на семечках и фигурки из грифеля карандаша – от клиентов не было отбоя. «Я завел профили во всех соцсетях, сделал сайт. Фотографирую творения тоже сам. Чтобы продавать работы за рубеж, нашел иностранный интернет-магазин», - говорит Салават.

Через года в Instagram мастера мастера было уже 140 тысяч подписчиков. «Признаться, заказов приходит гораздо больше, чем я готов делать. Стоимость постепенно повышается и зависит от сложности изделия. Сейчас она от $100 и до $1 тыс., если это индивидуальный сложный заказ. Иногда отказываю. Допустим, человек просит портрет его жены на семечке. А я не хочу ставить на поток ремесленную работу. Мне интересно бросать вызов самому себе, – продолжает Фидаи. – Недавно вырезал из карандаша голову лошади – пожалуй, это оказалось самым сложным. Делал «Черного мустанга» для себя, но его тут же купили за $1 тыс. Героев из сериала «Во все тяжкие», например, тоже хотел оставить, но продал за $550». Однажды Салават в шутку нарисовал миньонов, любимых персонажей своих детей, шариковой ручкой на банане. Юмор оценили в Интернете. «Правда, монетизировать роспись по банану я не собираюсь. И кстати, сам шедевр был дома съеден неустановленным ребенком, так что оригинал утрачен».

Тайный покупатель

О копии «Звездной ночи...» на тыквенной семечке узнали даже в Музее Ван Гога и разместили на официальных страничках в соцсетях. После этого Салават отправил работу в Амстердам и получил в ответ благодарственное письмо. Теперь творение красуется в кабинете директора. Кроме «Черного мустанга» он выполнял еще несколько дорогих заказов. Причем приватных, и их детали по условиям контракта разглашать автор не вправе. «Могу сказать лишь, что это известные на Западе люди. Один из них – музыкант с миллионами поклонников. Другой – популярный рэпер. А третью работу заказали сотрудники в подарок боссу, имя которого тоже широко известно», - говорит Салават.

Фидаи знают и серьезные иностранные коллекционеры. «А до этого были обычные люди – американцы, австралийцы, которые хотели прикупить вещицу для себя или в подарок. 90% заказов из США, примерно 5% – Австралия и Европа (Германия, Италия, Франция). Несколько просьб из Японии, Восточной Азии. И всего один покупатель – из России». Миниатюры кудесника не нашли отклика и у художественных критиков в родном городе: после вопроса, состоит ли он в Союзе художников, им с Салаватом оказалось «не о чем говорить». «У меня лежит больше 10 приглашений в зарубежные галереи. Они предлагают персональную выставку, а мне показывать нечего – все продаю. Надеюсь, со временем подкоплю работы и сделаю экспозицию. Но только в Европе», – делится мужчина.

Сейчас он с женой и детьми живет на съемной квартире и достраивает дом. В нем, конечно, будет мастерская. Хотя уфимскому миниатюристу хватает всего 50 квадратных сантиметров на столе – под лампу, лупу и ноутбук. «Семья во время работы поначалу вокруг суетилась, мешала. И я решил творить по ночам. Теперь они знают, что трогать меня, пока я занят, нельзя – на каждый заказ уходит в среднем до 18 часов. В месяц делаю 5–10 работ. Но какого-то норматива не ставлю, – говорит Салават. – Мечтаю издать открытки с произведениями и коллекционные карточки.


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Ирина Крышалович
Ирина Крышалович
337 дн. назад
/// Scroll to comments or other