Откуда произошли наши фамилии | Colors.life
22

Откуда произошли наши фамилии

Большая часть населения России получила фамилии только ближе к концу XIX века. «Второе имя» приживалось в народе постепенно.

Первыми обладателями фамилий на Руси стали знатные жители Великого Новгорода. Еще с XII века эта местность находилась на особом положении, получив статус независимой республики. Оттуда и пришла мода на фамилии. Да и вести учет войска так стало гораздо удобнее: не перепутаешь одного Михаила, Ивана или Бориса с другим.

Княжеские фамилии

Вслед за новгородцами в XIV-XV веках фамилиями обзавелись князья. Они обычно именовались по названиям земель, им принадлежавших. Так, владельцы вотчины на реке Шуя стали Шуйскими, на Вязьме — Вяземскими, на Мещере — Мещерскими, та же история с Тверскими, Оболенскими, Воротынскими и прочими -скими. Кстати, -ск- — это общеславянский суффикс, его можно встретить и в чешских фамилиях (Коменский), и в польских (Запотоцкий), и в украинских (Артемовский). Моментом возникновения фамилии принято считать ее сохранение за потомками даже после потери соответствующих земель.

Боярские фамилии

Бояре же получали свои фамилии по крестильному имени родоначальника или его прозвищу: такие наименования отвечали на вопрос «чей?», то есть, «чей сын?», «какого рода?».

Суффикс -ов- присоединялся к мирским именам, оканчивающимся на твердые согласные: Смирной — Смирнов, Игнат — Игнатов. -Ев- — к именам и прозвищам, имеющим на конце -ь, -ий, -ей или -ч: Медведь — Медведев, Юрий — Юрьев, Бегич — Бегичев. Ну а суффикс -ин- получили фамилии, образованные от имен на гласные «а» и «я»: Апухта — Апухтин, Гаврила — Гаврилин, Илья — Ильин.

Самая известная история возникновения боярской фамилии — о Романовых. Их предок Андрей Кобыла имел трех сыновей: Семёна Жеребца, Александра Елка Кобылина и Фёдора Кошку. Они породили Жеребцовых, Кобылиных и Кошкиных. Последние носили эту фамилию на протяжении нескольких поколений, пока не решили, что именоваться по прозвищу не слишком знатно. И стали они сначала Яковлевыми (по имени правнука Фёдора Кошки) и Захарьиными-Юрьевыми (по именам его же внука и другого правнука), а после и вовсе закрепились в истории как Романовы (по имени праправнука Фёдора Кошки).

Многих удивляют такие фамилии, как Дурново, Сухово, Живаго, Чернаго, Седых, Фоминых. На самом деле ничего странного в них нет, всё тот же ответ на вопрос «чей?», только немного устаревший или во множественном числе: Дурной — Дурново, Живой — Живаго, Седые — Седых.

Нерусские фамилии

Следующими на очереди за получением фамилий стояли дворяне. Среди них было очень много людей, приехавших на службу российским государям из других стран. Началось всё с фамилий греческого и польско-литовского происхождения в конце XV века, а в XVII веке к ним присоединились Фонвизины (нем. фон Визен), Лермонтовы (шотл. Лермонт) и другие фамилии, имеющие западные корни.

Иноязычными основами обладают фамилии, которые давались незаконнорожденным детям знатных людей: Шеров (франц. cher — «дорогой»), Амантов (франц. amant — «любимый»), Оксов (нем. Ochs — «бык»), Герцен (нем. Herz — «сердце»).

Побочные дети вообще много «страдали» от фантазии родителей. Некоторые из них не утруждали себя придумыванием новой фамилии, а попросту сокращали старую: так из Репнина родился Пнин, из Трубецкого — Бецкой, из Елагина — Агин, а из Голицына и Тенишева и вовсе вышли «корейцы» Го и Те.

Оставили значительный след в русских фамилиях и татары. Именно так появились Юсуповы (потомки мурзы Юсупа), Ахматовы (хан Ахмат), Карамзины (татар. кара — «чёрный», мурза — «господин, князь»), Кудиновы (искаж. каз.-татар. Кудай — «Бог, Аллах») и другие.

«Городские» фамилии

После дворян фамилии стали получать и просто служилые люди. Их, как и князей, тоже часто называли по месту проживания, только с суффиксами «попроще»: семьи, проживающие в Тамбове, стали Тамбовцевыми, в Вологде — Вологжаниновыми, в Москве — Москвичёвыми и Москвитиновыми. Некоторых устроил «нефамильный» суффикс, обозначающий жителя данной территории в общем: Беломорец, Костромич, Черноморец, а кто-то получил прозвание безо всяких изменений — отсюда Татьяна Дунай, Александр Галич, Ольга Полтава и другие.

Духовные фамилии

Фамилии духовных служителей складывались из названий церквей и христианских праздников (Рождественский, Успенский), а также искусственно образовывались от церковно-славянских, латинских и греческих слов. Самыми занятными из них стали те, что были переведены с русского на латинский и получили «княжеский» суффикс -ск-. Так, Бобров стал Касторским (лат. castor — «бобёр»), Скворцов — Стурницким (лат. sturnus — «скворец»), а Орлов — Аквилевым (лат. aquila — «орёл»).

«Странные» фамилии

Фамилии у крестьян до конца XIX века встречались редко. Исключениями стали некрепостные крестьяне на севере России и в Новгородской губернии — отсюда Михайло Ломоносов и Арина Родионовна Яковлева. После отмены крепостного права в 1861 году положение начало исправляться, а уж к моменту всеобщей паспортизации в 1930-х фамилию точно имел каждый житель СССР.

Образовывались они по уже проверенным моделям: к именам, прозвищам, местам обитания, профессиям добавлялись суффиксы -ов-, -ев-, -ин-. Получались вполне симпатичные Петровы, Ивановы, Бочкарёвы, Кузнецовы, Мельниковы, Пряхины и прочие. Однако откуда-то вылезли Пердуновы, Смертины и прочие Дураковы. Понятно, что они также произошли от прозвищ: Пердун, Смерть, Дурак, которые заслуженно или не очень своим соседям давали соплеменники.

Но ведь и сами родители порой называли детей довольно обидными именами: Нелюб, Ненаш, Нехороший, Болван, Кручина. Как в здравом уме можно было так назвать своего ребенка? Всё дело в том, что наши предки были очень суеверны и надеялись таким вот неприятным прозвищем уберечь свое чадо от сглаза. В связи с этим не факт, что какой-нибудь современный Алмазов будет удачливее Несчастливцева или Идиотова.


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Мария Серафименко
Мария Серафименко
Автор
346 дн. назад
/// Scroll to comments or other