Дневники туфельки | Colors.life
248

Дневники туфельки

Дизайнер обуви Шарлотта Деллал устроила в своем лондонском доме золотой век Голливуда.

«Площадь Испании», фото: Уильям Кляйн, 1960

Гардеробная Шарлотты Деллал под стать ее марке Charlotte Olympia: беззастенчиво женственная, яркая, на грани китча.

Зеркальные шкафы до потолка, леопардовый ковер, диван в форме губ голливудской скандалистки Мэй Уэст, оригинальные шляпы от парижской модистки Мари Мерсье, ученицы Гальяно.

Ящики забиты солнцезащитными очками, перчатками, колготками в сетку и накладными ресницами. И конечно же, туфли, сто пятьдесят пар: Шарлотта носит только свою обувь или конверсы.

Шарлотта Деллал

Хозяйка идеально дополняет картину — алая помада, фарфоровая кожа, тщательно уложенные волнами локоны, — роковая блондинка, ради которой, по меткому выражению американского писателя Реймонда Чандлера, епископ мог бы проковырять пальцем дырку в стек­ле, только бы поглазеть на нее.

Прибавьте к этому низкий голос, природную томность и неизменные лодочки на шпильках даже за завтраком, — вот она, настоящая дива!

Не зря Шарлотта называет золотой век Голливуда одним из главных источников вдохновения — и в свое время выпустила коллекцию обуви и сумок, посвященную Марлону Брандо, Кларку Гейблу и Хамфри Богарту.

Спальня. Любимец Марлон на своей кушетке

Любовь к моде и гламуру у Шарлотты в крови: она — дочь бразильской супермодели 1970-х Андреа де Магальянш-Виейры и британского миллионера Ги Деллала. Ее младшая сестра Элис — посланница Chanel, любимица Карла Лагерфельда, брат Алекс — куратор-галерист, он женат на модели и актрисе Элизе Седнауи.

Уже в двадцать четыре выпускница Лондонского колледжа моды основала собственную линию аксессуаров, которые теперь продаются по всему миру — от Лос-Анджелеса и Гонконга до ЦУМа в Москве.

Флагманский бутик — в прес­тижном лондонском районе Мэйфэйр: за броскими сюрреалистичными туфлями на шпильке, культовыми слиперами-кошечками и коллекцией лоферов и клатчей со знаками зодиака сюда заходят Натали Портман, Бейонсе, Миранда Керр и Алекса Чанг.

Без фирменной оригинальности Шарлотты не обошлось и в интерьере таунхауса в Ноттинг-Хилле, в Кенсингтоне, где она живет с мужем, финансистом Максимом Крю, и тремя сыновьями — Реем, Ике и Рио.

Белые стены, две просторные гостиные, семейная кухня, окна в стиле григорианских особняков XVIII века — на первый взгляд, все по-британски традиционно, но на поверку дом полон живых забавных деталей.

Вот шелковые ковры ручной работы The Rug Company, напольная плитка с геометрическим узором, яркие шелковые подушки от турецкого дизайнера Рифата Озбека.

«Юмор — мой девиз по жизни — на работе, дома и по отношению к себе самой, — говорит хозяйка дома. — Так, на званый ужин я могу надеть классическое платье с забавной шляпкой и туфлями на каблуке в форме птичьей клетки».

Кухня. Ванная комната

Этот принцип воплощен повсюду — например, Шарлотта сама обила диван на кухне (кстати, он из «Икеи») тканью с пальмами — узор она придумала, вдохновившись обоями в знаменитом лос-анджелесском отеле The Beverly Hills.

С не меньшим усердием она подбирала мебель — что-то купила через интернет (тот самый диван-губы), что-то обнаружила в антикварных магазинчиках на Черч-стрит.


«Если не могу найти мебель нужного цвета, размера или дизайна (правда, с детьми первозданный вид она хранит недолго) — делаю ее на заказ».

У нее есть целая бригада, как она их называет, главных мужчин ее жизни: владельцы интерьерных магазинов, рабочие и мастера, которые по первому зову превращают подушки Fornasetti в спинки стульев, достают шикарные хрустальные люстры середины прошлого века или просто собирают полки, красят стены и меняют рабочие поверхности на кухне.

Гостиная

Шарлотта обожает все, сделанное вручную. На стене неоновая надпись «Что сегодня наденет принц Чарльз» — подарок мужу, он считает принца образцом элегант­ности. А куколка в виде королевы самбы Кармен Миранды — дань своим бразильским корням — стоит рядом с фигурками со свадебного торта (Шарлотта и Макс поженились четыре года назад).

В рамке под стеклом — яркий костюм Versace, который когда-то носила ее мать. «Я сентиментальна, вместо того чтобы хранить коробку с вещами из прошлого вдали от чужих глаз, я, наоборот, все сокровища выставляю напоказ.

Любовь к коллекционированию помогает мне и в работе — недавно я придумала клатчи в виде флаконов духов». Еще она собирает маленькие керамические фигурки русалок и пауков (фирменная паутина украшает подошву каждой пары ее туфель). Одна из ундин устроилась на двухъярусных окнах просторной ванной, склонившись над пепельницей тридцатых годов. «По мне, это вовсе не китч, а вполне себе мило».

А еще Шарлотта обожает сильных женщин — по всему дому развешаны фотографии Хорста П. Хорста, Ги Бурдена, Алекс Прагер, Уильяма Клейна и панели с пин-ап-красотками в купальниках из сороковых перуанского художника Альберто Варгаса.

По воскресеньям большая семья собирается за обедом и зовет друзей. «Двери моего дома всегда открыты, обожаю гостей, — говорит хозяйка. —
И просто наслаждаюсь самим пространством. Мой друг и учитель Джамбаттиста Валли говорил, что когда дизайнеры все время напоминают, сколько потратили времени и украшений на платье, то женщина боится его надевать. Так же и с туфлями, и с домами — они созданы, чтобы в них наслаждаться жизнью».

По материалам: http://www.vogue.ru/magazine/articles/dnevnyki_tufelki/


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Olga Groznay
Olga Groznay
569 дн. назад
/// Scroll to comments or other