5 старейших городов России | Colors.life
42

5 старейших городов России

Античный грифон над Керченской переправой, живое средневековье Дербента, высокий дух Великого Новгорода, варяжский след в Старой Ладоге и подсоленное узорочье Соликамска.

Путешествия по древним городам могут заменить машину времени. Что любой нормальный турист хочет увидеть в каждом новом месте? Самую первую улицу, самый старый дом, самый древний храм. Современный туризм и начался с этого желания прикоснуться к подлинным «священным камням» истории. Особенно впечатляют живые города, стоящие на фундаменте тысячелетий. Много ли таких на огромном пространстве России, и где искать самый древний фундамент?

Керчь
Большинство древнерусских городов можно считать юными в сравнении с городами Старого Света, но есть два исключения. Дербент и Керчь, соревнующиеся за титул древнейшего города на территории России, от остальных конкурентов оторвались на тысячелетия. Возраст в обоих случаях высчитывается приблизительно, но по справедливости победителем выходит Керчь. Древнегреческое поселение Пантикапей, с которого началась история города, появилось на Керченском полуострове в VII веке до н.э. — через век после основания Рима.

Потом Пантикапей поменял десяток названий и хозяев, от Римской до Российской империи. От каждого этапа истории остались памятники: руины греческих храмов, византийская церковь Иоанна Предтечи, турецкая крепость Ени-Кале, русская Керченская крепость.

Церковь Иоанна Предтечи.

Сегодняшняя Керчь — это, конечно, совсем другой город, но центр его тот же, что и у столицы Боспорского царства — гора Митридат. Царь Митридат IV, память о котором пережила длинный ряд последующих властителей, в начале XXI столетия обрел бронзовый бюст у подножия лестницы, тоже Митридатской, ведущей на вершину горы Митридата. Преодолев 432 ступени этой лестницы, созданной — в масштабе керченской древности — не так уж давно, каких-то полтора века назад, вы окажетесь на месте древнего пантикапейского акрополя. Руины храма Аполлона, главного святилища Боспорского царства, почти соседствуют с жилыми кварталами на северном склоне горы. Широкая морская панорама без слов поясняет значение главного символа Керчи: грифон с ключом открывает ворота Керченского пролива и двух морей, Черного и Азовского.

Развалины храма Аполлона.

Море и при греках, и при римлянах, и при хазарах, и при византийцах, и при генуэзцах, и при турках, и при русских, и при советских было здесь главным фактором. Керчь — не город-музей и не расслабленный курорт, хотя музеи здесь в изобилии, все условия для отдыха есть. Керчь — город активный и живой, порт и переправа. В последние годы древнейший город Крыма стал активнейшей его точкой: Керченская паромная переправа работает без отдыха, соединяя полуостров с материком. По древнему «рыбному пути» (как переводят значение названия Пантикапея) поток туристов вливается в Крым.

Дербент
Дербент не намного моложе Керчи — первые упоминания о городе Ворот на узком трехкилометровом перешейке между Кавказским предгорьем и Каспийским морем относится к VI столетию до н.э. Сами дербентцы, похоже, сбились со счета и не имеют единого мнения о том, сколько же их городу лет. На портале городского парка выбито число с запасом — пять тысяч лет. Недавно этот возраст почему-то решили уменьшить и в сентябре 2015 года официально отметили двухтысячелетний юбилей. Почему — вопрос скорее тонкой восточной политики, чем науки: дербентские археологи продолжают спорить по поводу того, какой момент считать точкой отсчета и есть ли прямые связи между древнейшими и более поздними поселениями у Каспийских врат. Персидская крепость Нарын-Кала появилась здесь в 438 году, но она возникла на давно обжитом месте.

Крепость Нарын-Кала.

Так или иначе, в Дербенте находится самая старая мечеть из существующих на территории России — Джума VIII века. К ней прибавляются исламские святыни на кладбище Кырхляр, еще несколько мечетей, армянско-григорианский храм, синагога и Покровский собор русской православной церкви. Дербент — город множества народов и культур, пестрый, как ковер. Ковры вспоминаются неслучайно — ковры здесь ткут едва ли не столько же столетий, сколько существует город.

Кладбище Кырхляр.

Две стены, тянувшиеся от Нарын-Кала прямо в море (водная часть не сохранилась), естественно включены в жизнь современного Дербента и даже покрыты граффити. У Северной стены благоустраивается самая, пожалуй, необычная из всех пешеходных туристических зон России — улица Мамедбекова, сильно пострадавшая в 2012 году от наводнения. С нее открывается потрясающий вид и на крепость на фоне гор, и на море с Дербентским маяком. В магалах, кварталах Старого города под самой крепостью, приметы XXI столетия спокойно вписываются в ландшафт средневекового города и не нарушают неспешного ритма жизни, установившегося много веков назад. Спешить тут трудно: кривые улочки должны были задержать подступавшего к крепости врага, и в его положение невольно попадает любопытствующий путешественник. Степенные старики во дворах никуда не торопятся, к самой простой одежде женщин добавляются живописные восточные детали, и любой снимок, сделанный на фоне стен из светлого песчаника, смотрится как кинокадр.

Великий Новгород
Возраст Великого Новгорода — тоже вопрос открытый. Официальной датой рождения признан 859 год, но легенды отодвигают его назад, в почти дербентскую двухтысячелетнюю древность, или как минимум старят на века. В любом случае, в Новгороде имеется исключительно важный для отечественной истории памятник — старейший из сохранившихся древнерусских храмов. Это собор Святой Софии, возведенный в XI столетии. А где София, там и Новгород.

Собор Святой Софии.

Уже в XII веке Господин Великий Новгород был одним из самых больших, независимых, богатых и красивых городов европейской цивилизации. Сотня его церквей во главе с Софийским собором воплощают в камне высокий дух Русского Севера. Это не романтическая метафора, а буквальное описание того, что и сегодня можно увидеть на обоих берегах Волхова. Лучше всего смотреть на Новгород зимой, когда белый камень и краснокирпичная кладка храмов и кремлевских башен на фоне снега складываются в удивительную по чистоте картину. Краткость зимнего дня не помешает, поскольку все памятники хорошо подсвечены и идеально выглядят в темное время суток. Между светом и тенью проявляются особенности новгородской церковной архитектуры. Даже далекий от зодчества турист в итоге начинает инстинктивно различать, чем простой и при этом изысканный объем новгородской церкви отличается от затейливого московского храмового «торта».

Ярославово дворище. Никольский собор

Два центра жизни средневекового Новгорода — Детинец с Софийским собором на Софийской стороне (левый берег Волхова) и Ярославово дворище, переходящее в Торг, на противоположной Торговой стороне. Новгород хоть и Великий, но очень небольшой, все главные памятники сосредоточены где-то рядом, даже отдаленный Юрьев монастырь маячит колокольней с окраины. Если же выбирать самый волнующий городской вид, пусть это будет вид через проемы воздушной аркады Гостиного двора на реку и кремль. Это вид сквозь времена: Гостиный двор строили при Петре I, Детинец на четыре века старше его, а воды Волхова вечно обновляются в озере Ильмень, текут мимо древних стен и связывают все эпохи.

Старая Ладога
Новгородское княжество, как принято считать, основал призванный «из варяг» Рюрик, а столицей рюриковской Руси, согласно «Повести временных лет», до Новгорода стала Ладога — тогда еще не Старая, 862 официального года рождения. Сегодня Старая Ладога превратилась в тихое, хоть и знаменитое село в Ленинградской области. Сельский статус не мешает ей официально именоваться «древней столицей Северной Руси».

Церковь Св. Георгия, вид с востока. Лето 1909 г.

В Старой Ладоге действительно «Русью пахнет» — северной, домонгольской, почти сказочной. Отделять легенды от истины полезно, но на староладожских холмах желание делать это куда-то пропадает. Слишком умиротворен ладожский пейзаж, который ценили самые чуткие к гармонии художники от Коровина до Самохвалова. Вот Варяжская улица — говорят, самая древняя в России. Археологические находки IX века вроде бы это подтверждают, а остальное дорисует фантазия. Фантазию призван поддержать только-только появившийся на вполне деревенской улице памятник недеревенского размаха — бронзовые князья Рюрик и Олег в полной выкладке, высотой пять метров.

Если помпезный монумент кажется вам чужеродным новоделом, надо быстро дойти до конца Варяжской улицы — к стене дышащего неподдельной стариной Успенского монастыря. Его главный собор — Успенский XII века, самый северный домонгольский храм Древней Руси. В гармонической красоте собора вроде бы нет ничего трагического, а репутация у монастыря мрачная: в Староладожскую обитель заключали опальных знатных женщин, в том числе Евдокию Лопухину, отвергнутую жену Петра I. В качестве инокини Елены она прожила здесь семь лет. Судьбу бывшей царицы почти повторила и первая жена петровского «арапа» Абрама Ганнибала, тоже Евдокия. Сосланная на покаяние за супружескую неверность, Евдокия Ганнибал тут и умерла. Ее могила не сохранилась, как и остальные монастырские могилы: кладбище было уничтожено во время последней антирелигиозной кампании. Недавно восстановленные надгробия — это кенотафы.

Выход из ограды церкви св. Георгия. Рюриковские укрепления. 1909 год.

В поисках древностей туристы приходят к другой староладожской могиле. Она находится на самой окраине села — в урочище Сопки. Один из курганов над изгибом Волхова почитается как «могила Вещего Олега» — того самого, вместе с Рюриком украшающего собой Варяжскую улицу. Никаких конкретных доказательств того, что это могила исторического князя Олега, нет. Захоронение, впервые обнаруженное в 1820 году, по сути «подогнали» под легенду о могиле то ли Олега, княжившего в Старой Ладоге, то ли самого Рюрика. Тем не менее это настоящая древность: историки предполагают, что курган может быть могилой или местом кремации варяжского князя, умершего за век до Олега. «Могила» очень популярна у туристов, хотя представляет собой почти голый холм: никакого памятника, кроме таблички («Вещий Олег, знатный варяжском правитель») на вершине, откуда видна Старая Ладога с одной стороны и панорама реки с другой. Широкий простор для воображения: на таком холме легко представить себе, как хмурый воин сдвигает мечом конский череп, а из него выползает змея.

Соликамск
Соликамск в ряду древнейших городов может показаться ребенком, прибившимся к компании взрослых — год его основания «всего лишь» 1430-й, эпоха Василия Темного и междоусобных войн. Однако Соль Камская, или Усолье на Каме, — самый старый город Урала и Предуралья. Кроме того, Соликамск очень необычный город, многослойный и причудливый, о чем многие не подозревают, пока не увидят своими глазами.

Собор Троицы Живоначальной.

Соликамск основан, вырос и до сих пор стоит на соли — в самом прямом смысле. Его окружают белесые соляные горы — отходы производства, отвалы соляных копей. Соль всегда приносила богатство и благополучие, и Соликамск как будто законсервировался в ней, пережив свой ранний расцвет. В городе сохранилась уникальная допетровская застройка — храмы и палаты XVI–XVIII веков, московский стиль с местными узорами. На Соборной площади в центре Соликамска стоит изукрашенный, резной, нарядный и стройный Троицкий собор XVII столетия с чуть более молодой, но не менее яркой колокольней «на палатах каменных», высочайшей в Прикамье.

Заброшенная церковь XVII века.

От верстового столба рядом с ними когда-то начиналась Государева дорога — путь за Урал, вглубь Сибири, а теперь начинается маршрут в прошлое, от храма к храму, от церкви к палатам. Историческая экскурсия не минует и старую соляную скважину, и Музей истории соли на бывшем Усть-Боровском заводе. Соль истории здесь просто лежит на поверхности.


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Ирина  Палажова
Ирина Палажова
374 дн. назад
/// Scroll to comments or other