Свой среди волков | Colors.life
48

Свой среди волков

В мире немало удивительных людей. Встречайте Вернера Фройнда, который больше известен, как человек-волк. Почему же к 79-летнему пенсионеру прицепилось такое прозвище?!

Вернер Фройнд несколько десятилетий живет с волками. Не от мизантропии, а от любви к животным. Живет не рядом с ними, не где-то возле, а среди них. В 1972 году Фройнд на территории федеральной земли Саар в западной Германии основал миниатюрный волчий заповедник «Вольфспарк Вернера Фройнда»

Сейчас на территории парка, площадью 10 га, прекрасно чувствуют себя шесть стай: европейские волки, которых он (по принципу происхождения) называет русскими, полярные арктические, канадские лесные, индийские и монгольские волки.

На Вернера звери, которые в принципе не поддаются дрессировке и приручению, смотрят влюбленными глазами. В стае он свой среди своих. Сегодня Фройнд спокойно говорит о себе: «Я теперь человек всего лишь на четверть. И на три четверти — волк».

Волки по большей части похожи друг на друга – кроме, разве что, радикально выделяющихся на фоне других арктических волков; впрочем, понятие расизма животным не известно в любом случае, да и знают они друг друга с раннего детства. Условия, в которых существовали эти виды волков в дикой природе, также несколько различаются; в Мерцигском заповедника Вернера Фройнда, однако, и монголы, и сибиряки, и уроженцы арктических островов чувствуют себя вполне прилично.

Со стороны сцена общения Вернера с его стаей может показаться каким-то хитрым цирковым трюком – 29 настоящих волков ведут себя по отношению к человеку вполне дружелюбно. Увы, добиться этого оказалось сравнительно нелегко – Вернеру пришлось постараться, чтобы закрепить за собой звание главного волка стаи. Поддерживать свой авторитет Фройнду приходится и сейчас – так, во время каждой кормежки он питается исключительно первым и зорко следит за тем, чтоб ни один из его подопечных не смел лезть вперед него. Питаются Вернер Фройнд и его волки, разумеется, мясом – у Фройнда имеется солидный запас оленьих туш.

Единожды проявив слабость, Вернер может навсегда утратить звание вожака – а это, в свою очередь, может привести к довольно неприятным последствиям. Пока что, впрочем, Вернер блестяще контролирует ситуацию – и волки относятся к нему вполне нормально; опасные и безжалостные хищники весело играют с Фройндом, лижут ему лицо и даже в прямом смысле этого слова берут пищу прямо из его рта.

Вернер Фройнд был десантником, позже зоологом, потом участником экспедиций через самые непроходимые дебри планеты. Вернер Фройнд как-то признался: «Если ты отказываешься от угощения папуасских туземцев, это значит для них, что ты плохой человек. Так мне пришлось есть с ними живых личинок. Живот потом, конечно, давал о себе знать».

Поедание личинок, жарка змей, посвящение в папуасы — без такого опыта его волки нынче вряд ли были бы сыты, а Вернер — жив и здоров. Что другим кажется жутким экстримом, 80-летний Фройнд зовет тихой пенсией.

Подопечные Фройнда чуют его издалека, и тишину разрывает громкий вой. Постепенно лесной массив в сердце самой продвинутой технократической страны Европы заполняет какофония первобытного клича, веками вселявшего ужас в сердце человека.
Но для Фройнда — это симфония, исполняемая животными, которым он посвятил свою жизнь.

Подходя к участку полярных волков, он тоже оглашает лес криком, который наверняка обеспечил бы ему должность в любой студии спецэффектов Голливуда, и волки отвечают ему еще более энергичным завыванием. Чтобы пользоваться уважением волков, Вернеру приходится вести себя, как вожаку стаи.

Они чуят Человека-волка. Когда он появляется на их участке, челюсти, способные сдавить добычу с силой, равной 105 кг на кв. см (вдвое больше, чем у немецкой овчарки), приоткрываются, длинные розовато-лиловые языки вылизывают ему лицо.

За все годы Фройнд вырастил 70 с лишним волков. Все это время его супруга Эрика Фройнд всегда была рядом. И привыкла к тому, что ей все трудней найти с мужем общий язык. Эрика Фройнд: «Когда мы с ним встретились полвека назад, я и не предполагала, что меня ждет. Хотя я помню, что еще в годы службы в Бундесвере он привел в свою армейскую часть медвежонка, и тот тут же стал для солдат талисманом».

Общение с волками небезопасно. Старую армейскую куртку с экзотическим запахом, в которой он ходит к полярным волкам, нельзя надевать для общения с канадскими. Однажды доминантная самка из одной стаи учуяла на нем запах самки из другой стаи и отгрызла ему часть уха. Потом они снова стали друзьями.

Четверть века назад вожак стаи европейских волков по кличке Игорь внезапно начал проявлять явные признаки агрессии. За спиной вожака стояла вся стая, и волки стали наступать на Фройнда. «Я подпустил его к себе на метр-полтора и со всей силы ударил ногой под челюсть, — говорит Фройнд. — Игорь был оглушен, и стая перешла на мою сторону. Я чудом выкрутился!»

Не удивительно, что его любовь к волкам наградили его не только званием Человек-волк, но и прозвищем Заклинатель Волков.

— Но я всегда на чеку, — говорит Фройнд. — Хотя я и занимаю положение «сверхволка», я для них чужой. Когда я захожу на их территорию, я иду или к вожаку стаи, или к его самке. Если я поступлю иначе, они могут расценить это как атаку на стаю, как угрозу иерархии. В их драки я стараюсь не вмешиваться. Иногда я вступаю в перепалку, если вижу, что все зашло слишком далеко. Доминантные волки заносчивы, высокомерны. И как волк я заносчив. Но как человек — нет.

Однажды великий гуру всех зоопсихологов, основатель этологии — науки о поведении животных — Конрад Лоренц сказал Фройнду незадолго до своей смерти во время их единственной встречи: «Так глубоко, как вы, в мир волков не проникал никто».


Теги
#волки #людииживотные #удивительно
Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Елена Соловьёва
Елена Соловьёва
383 дн. назад
/// Scroll to comments or other