Актрские байки | Colors.life
322

Актёрские байки

ПРОПАВШИЕ ДЕНЬГИ
В послевоенные голодные годы администрация Театра им. К. С. Станиславского давала подзаработать своим молодым артистам. Кроме прямого участия в спектаклях, они могли еще в антрактах и перерывах монтировать сценическое оборудование, что-то переносить, а также создавать шумовые эффекты — изображать свист ветра, плеск воды, цокот копыт и грохот проезжающей повозки. Существовала твердая такса за эту работу: пять рублей.
Однажды Евгений Леонов, умаявшись во время спектакля, заснул, а в это время мимо окна процокала копытами лошадь и проехала с грохотом какая-то повозка.
— Пять рублей проехали, — пробормотал Леонов сквозь сон.

ТИГРЫ ПОКАЗЫВАЮТ КОГТИ
Несколько забавных эпизодов произошло во время съемок фильма «Полосатый рейс». Работали артисты на пароходе «Матрос Железняк». Тигров ежедневно выпускали из клеток на палубу, для того чтобы они постепенно привыкли к месту.
Но тигры есть тигры, и сниматься с ними Леонов мог, только отгородившись пуленепробиваемым стеклом. Так оградили перед съемками ванну, в которой должен был купаться Леонов, причем он лично проверил стекло на прочность. Но когда установили освещение, оператор заявил, что стекло будет давать блики, и зритель сразу обо всем догадается. Режиссер решил стекло убрать, но Леонову об этом не говорить. Как только Леонов разделся и плюхнулся в ванну (под ней спрятали дрессировщика), стекло незаметно убрали и впустили в павильон тигра, который сразу направился к артисту и стал его обнюхивать. Тот открыл глаза и... Остальное зрители видели — Леонов ахнул, голышом выскочил из ванны и бросился бежать, роняя хлопья пены. Так что игры тут не было — все произошло самым натуральным образом.

В КЛЕТКЕ С ХИЩНИКАМИ
Вспоминает Е. Леонов: «Мы приехали на корабль, красивый очень. Ко мне подошли ре­жиссер, оператор и сказали:
— Ты не волнуйся, мы придумали очень смешной эпизод. Посадим тебя в клетку, выпустим тигров и посмотрим, что будет.
Я говорю:
— Нет, я не согласен. У меня семья, маленький сын, я против.
Меня, конечно, уговорили, ведь я же дал согласие сниматься в этом фильме. Сами все попрятались. Режиссер смелый-смелый сам залез на мачту, оттуда все видно — руководить легче. Оператор спрятался в железный ящик, выставил камеру. Посадили меня в клетку, выпустили тигров. Тигры подошли, понюхали и пошли дальше палубу осматривать. Тигры не бросаются — комедия не получается. Режиссер кричит:
— Дрессировщик, почему твои животные не бросаются на артиста?
— Они к нему принюхиваются, — говорит, а сам запихивает ко мне в клетку живого поросенка и шепчет:
— Леонов, возьми вилку, поколи поросенка, а то тигры на него не реагируют. Я говорю:
— Тебе надо, ты и коли, у меня другая профессия.
Зато что творилось на палубе через минуту, когда тигры учуяли поросенка! Они его через прутья поцарапали, поросенок визжит, тигры от этого еще больше свирепеют. Я кричу, поросенка прижимаю. А поросенок от страха совсем обезумел, на меня стал кидаться.
Тигры рычат, поросенок визжит, я кричу:
— Дрессировщик, стреляй, не то всех сожрут вместе с палубой.
Дрессировщик выстрелил в воздух, но тигрица Кальма от всего этого визга и грохота бросилась в море... Целый час ее спасали, и спасли, конечно...»

ТИГРЫ ЗА БОРТОМ!
Оператор Дмитрий Месхиев, снимавший фильм «Полосатый рейс», тоже едва спасся от хищников. Нужно было снять эпизод, когда ти­гры плывут к пляжу. Для этого далеко в море на корабельной стреле вынесли клетку, она открылась и тигры оказались в воде.
Но звери, вместо того чтобы устремиться к берегу, вдруг полезли на клетку, где сидел кинооператор. Тот был так увлечен, что в первую минуту ничего не заметил, продолжая смотреть в окуляр камеры и выискивая в море тигров, которые, между тем, уже почти залезали на клетку.
Обнаружив зверей перед собственным носом, Месхиев бросил камеру и прыгнул в воду.

ДВЕ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ
В 1964 году был снят фильм Георгия Данелии «Тридцать три». Цензура сочла этот фильм идеологически вредным и запретила. (Только в 1988 году картину увидели зрители.) Однажды Леонов встретил в поезде помощника министра культуры, который сказал, что страшно хохотал. когда смотрел «Тридцать три». «Но зачем же было запрещать?» — удивился Леонов. «Э-э, милый мой, одно дело, когда смотришь фильм как человек, и совсем иное— как генерал!» — ответил чиновник.

НЕОЦЕНЕННЫЙ СЮРПРИЗ
Во время съемок фильма «Легенда о Тиле» артисты жили в одном из подмосковных домов отдыха. С работы приходили усталые (сроки поджимали, нужно было выкладываться изо всех сил), ужинали и поскорее ложились спать. Повара же дома отдыха, испытывая огромную любовь к народному артисту Евгению Леонову, который играл в этом фильме роль толстяка Ламме, решили порадовать его и испекли небольшой пирог, искусно добившись скульптур­ного сходства кулинарного изделия с лицом Леонова. Когда пирог подали, смертельно устав­ший и голодный Леонов, бросив на этот пирог рассеянный взгляд, поднес его ко рту и съел в одну минуту.
— А вы не заметили, на кого был похож пи­рог? •— спросили повара.
— На торт Наполеон, — ответил артист. — Очень похож!

ОСВИСТАЛИ!
Евгений Леонов приехал в Финляндию для участия в картине «За спичками» по одноименному роману финского писателя. Перед съемками ему предложили в порядке культурного обмена встретиться со студентами и преподавате­лями Хельсинского университета. Артист с удовольствием согласился, тем более что знал о своей популярности у финской публики. Но в университете его ждал неприятный сюрприз — не успел он выйти на сцену, как его неистово освистали. Леонов смутился и ретировался за кулисы. Но ему объяснили, что чем громче свист, тем выше любовь зрителя. Таковы финские обычаи. Тогда Леонов с легким сердцем вернулся на сцену, вложил два пальца в рот и оглушительно засвистел.

Источник


Теги
#интересно #удивительно #юмор #артисты #кино #искусство
Вам будет интересно
Alexandra Mi
Реклама
Комментарии (0)
Vita Gazuka
Vita Gazuka
386 дн. назад
/// Scroll to comments or other