Эвелина Бледанс, Ирина Хакамада и другие звезды, у которых растут особенные дети | Colors.life
51

Эвелина Бледанс, Ирина Хакамада и другие звезды, у которых растут особенные дети

Никто не застрахован от рождения «особенного ребенка»: ни простая многодетная мама, ни знаменитая артистка. Мы нашли немало примеров звезд, которые стали родителями детей с особенностями развития, и, несмотря на свой статус, они сталкиваются с такими же проблемами, как и остальные.

ЭВЕЛИНА БЛЁДАНС. Сын Семен, 3 года, синдром Дауна

1 апреля 2012 года в семье артистки Эвелины Блёданс и продюсера Александра Семина родился мальчик Семен. Родители знали о диагнозе своего будущего сына еще до его рождения, но приняли решение не прерывать беременность. Эвелина и Александр стремятся изменить стереотипы людей о детях с синдромом Дауна. Они мечтают на примере собственного сына доказать, что такие малыши могут быть полноценными членами общества: артистка часто выходит в свет вместе с маленьким Семеном и выкладывает фотографии своей семейной жизни в Instagram (и от лица Семы тоже).

ЛОЛИТА МИЛЯВСКАЯ. Дочь Ева, 16 лет, аутизм

Лолита Милявская родила свою единственную дочку в браке с Александром Цекало в 35 лет. Ева родилась недоношенной, и ей поначалу тоже поставили диагноз«синдром Дауна», который оказался ошибочным. Позже у девочки выявили аутизм — врожденную психологическую замкнутость. Плюс к этому у девочки были проблемы со зрением и речью. Сейчас Ева ходит в школу наравне со сверстниками и мечтает стать артисткой, как ее мама. Но пока девочка не покорила сцену, она живет в Киеве вместе с бабушкой: Лолита хочет оградить дочку от лишнего внимания прессы.

ФЕДОР БОНДАРЧУК. Дочь Варвара, 16 лет, отставание в развитии

Супруги Федор и Светлана Бондарчук никогда не скрывали факта рождения своей младшей дочери Варвары, но большую часть жизни девочка, которая родилась раньше срока, провела за границей, где легче получить необходимую медицинскую помощь и образование для особенных детей. Свой 15-й день рождения Варя прилетела отмечать в Москву, и с тех пор Светлана все чаще делится фотографиями дочери.

СИЛЬВЕСТР СТАЛЛОНЕ Сын Серджио, 36 лет, аутизм

East NewsУ младшего сына актера Сильвестра Сталлоне и его первой жены Саши Зак диагностировали аутизм в три года. Лечением и адаптацией мальчика занималась мама, в то время как Сталлоне зарабатывал деньги на достойную реабилитацию сына. Средств хватило и на то, чтобы открыть исследовательский фонд по аутизму. Сейчас взрослый Серджио живет замкнуто, но самостоятельно, а его знаменитый отец до сих пор помогает ему.

ИРИНА ХАКАМАДА Дочь Мария, 18 лет, синдром Дауна

В 2006 года бывший политик Ирина Хакамада создала межрегиональный фонд социальной солидарности «Наш выбор», который помогает инвалидам всех возрастов. На это Ирину подтолкнул собственный пример — рождение девочки с особенностью развития. Маша появилась на свет, когда Хакамаде было 42 года (отец девочки — финансист Владимир Сиротинский). Чуть позже у девочки вдобавок к синдрому диагностировали рак крови, который удалось победить.

КОНСТАНТИН МЕЛАДЗЕ Сын Валерий, 10 лет, аутизм

Теперь уже бывшие супруги Константин и Яна Меладзе начали замечать странности своего младшего сына, когда тому было три года. Внешне он ничем не отличался от сверстников, но был очень замкнутым ребенком. Диагноз ребенка семья скрывала, а впервые заговорить о болезни мальчика решила Яна Меладзе в своем первом интервью после развода с продюсером. «Наше общество „инаковых“ не принимает, не признает. Но когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера — и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка», — рассказала бывшая жена Меладзе «Комсомольской правде».

АННА НЕТРЕБКО Сын Тьяго, 7 лет, аутизм

Как и в случае с сыном Константина Меладзе, ребенку оперной певицы Анны Нетребко, которого она родила от бывшего гражданского мужа, певца Эрвина Шротта, поставили диагноз «аутизм» в три года. По словам певицы, поводом для беспокойства стало молчание сына: он не реагировал, когда к нему обращались, а сам говорил только тогда, когда ему что-то требовалось. Анна признается, что испытала шок, узнав о диагнозе, но сейчас она убеждена, что аутизм — обычная болезнь, которая лечится реабилитацией и лекарствами. Сейчас Тьяго живет и занимается с терапевтами в Нью-Йорке, а его знаменитая мама охотно делится с другими родителями опытом и советами.


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Ирина Канаштарова
Ирина Канаштарова
Автор
384 дн. назад
/// Scroll to comments or other