Квартира в Париже, 60 м | Colors.life
35

Квартира в Париже, 60 м²

Cветлые локоны, задорно вздернутый нос и обезоруживающая улыбка – архитектор и декоратор Лаура Сартори Римини похожа на девушку с рекламного постера 1950-х годов. Кто бы мог подумать, что за плечами этой женщины – шестнадцать лет успешной карьеры, а среди ее заказчиков числится сам градоначальник Милана?

Гостиная. На стенах — панели XVIII века. Столик XIX века раньше принадлежал знаменитому декоратору Мадлен Кастен. Кресла и оттоманка в стиле Людовика XV обиты тканью, сделанной на заказ.

Лаура работает вместе с Роберто Перегалли, оформляя интерьеры в стиле, который сами они называют “ностальгическим, но без тени сожаления о прошлом”. Партнеры говорят, что отлично дополняют друг друга. “Оформлять интерьер – все равно что кино снимать. С такой работой в одиночку не справиться. Это коллективное творчество, где каждый отвечает за свой участок, – считает Перегалли. – Я люблю затейливый театральный декор, а Римини вносит в наши проекты долю здорового женского прагматизма”.

Хозяйка квартиры архитектор и декоратор Лаура Сартори-Римини в своей гостиной. На бархатном диване, найденном на блошином рынке Клинанкур, — антикварные турецкие подушки.

Но и у самых здравомыслящих женщин бывают свои прихоти: много лет Римини мечтала купить себе дом. Вообще-то у нее уже была квартира в Милане, где она жила с мужем и детьми. Но одно дело – семейный дом, эдакая сумма компромиссов. И совсем другое – “холостяцкое” жилье, сделанное без оглядки на родственников. В мечтах Лаура рисовала себе домик у моря, но после очередных каникул в Париже у нее возник новый план.

В столовой обеденный стол и стулья начала XIX века. Когда в квартире гостят дети хозяйки, красный бархатный диван превращается в дополнительное спальное место. Стену украшает карниз в виде дубовых листьев. Деревянная люстра, покрытая позолотой, куплена на блошином рынке.

“Я обожаю французский стиль. Посмотрите на парижанок – это же сама элегантность! И потом здесь круглый год множество развлечений – выставки, концерты, опера”, – говорит Римини. Вскоре она стала хозяйкой квартиры в одном из средневековых зданий Латинского квартала, где когда-то был монастырь. “Я хотела сделать интерьер, словно сошедший со страниц романов Бальзака, – рассказывает она. – Только в миниатюре, ведь площадь этой квартиры всего шестьдесят метров”.

Прихожая. Стены обиты старинным дамастом. На полу — каменные плиты XIX века, привезенные из Южной Италии. Над антикварной позолоченной консолью, купленной на набережной Вольтера, — картина Пьера Ле-Тана.

Муж воспринял ее затею скептически. “Он никак не мог взять в толк, зачем мне понадобилось это жилье. Ему казалось, я должна пресытиться интерьерами на работе, – вспоминает Лаура. – Но я обожаю декорировать! Всякий раз, когда заказчики просят меня купить посуду для столовой, я искренне удивляюсь. Ведь делать покупки для своего дома – такое удовольствие”. В общем, переубедить Лауру муж не смог. И она с головой ушла в новый проект. Ремонт квартиры заставил Римини вспомнить все, чему ее учили на архитектурном факультете Флорентийского университета, где она специализировалась на реставрационных работах.

Кухня в квартире очень маленькая, но Римини все же нашла место для чугунной плиты от Aga и буфета XIX века.

Сейчас стены комнат, прежде затянутые хлопком карамельной расцветки, украшает антикварный дамаст, а на смену ковролину пришли наборный паркет и каменные плиты. “Я использовала много антикварных материалов, – рассказывает декоратор. – Но главное – перемешать старое и новое так, чтобы разница не бросалась в глаза”. Она и не бросается, хозяйка сама раскрывает свои секреты. Оказывается, антикварные обои в спальне дополнены бордюрами, которые изготовил знакомый специалист по росписям-обманкам, а ткань, обтягивающая кресла в стиле Людовика XV, сделана на заказ в Италии.

Стены спальни оклеены обоями в стиле шинуазри. На венецианской кровати — сюзане начала XVIII века. Стулья в стиле Наполеона III были куплены в Лондоне, а столик — на немецком аукционе Nagel. Шкаф из розового дерева в стиле Людовика XV из парижского аукционного дома Hôtel Drouot.

Поначалу Лаура собиралась наслаждаться новым интерьером в одиночестве, но передумала. Теперь здесь часто гостят ее тринадцатилетняя дочь Виктория и шестнадцатилетний сын Сезар. “Дети могут изучать французскую культуру изнутри. Разве это не прекрасно? Можно ли было упустить такой шанс?” Против этого аргумента ее муж бессилен.

Ванная комната отделана антикварной португальской плиткой. На двери — платье, Stephane Janson.


Теги
#дизайн
Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Ольга Федина
Ольга Федина
384 дн. назад
/// Scroll to comments or other