Еще раз про детство без мобильника | Colors.life
39

Еще раз про детство без мобильника

В последнее время повсюду вижу ностальгические тексты на тему: «Детство в 90-х – какое же оно было прекрасное с поеданием гудрона и снега, с разбитыми коленками, без мобильников и прочих гаджетов». Встречаются как довольно талантливые идиллические тексты, которые просматриваешь с согласной улыбкой, так и откровенно тупая писанина.

Я бы многое отдала, чтобы в 1995 году минуты на две наступил век мобильной связи, потому что той осенью я потерялась.

В школьной продленке я оставалась с самых первых дней первого класса. Мама работала и не могла меня забирать после школы. Еще ей казалось, что в коллективе я лучше пообедаю, не буду бояться или скучать – короче, под присмотром со мной типа ничего не случится. Как ей казалось. Бабушка и дедушка тогда тоже еще работали на заводе, хотя были на пенсии.

Мне было 7 лет, и я как-то осталась в продленке к 16.00 одна – мама запаздывала, и всех детей уже разобрали по домам. Воспитательница, женщина лет 50, немножко поскучала со мной в пустом классе и внезапно решила отправиться в гости к своей подруге. И вверенного ребенка, то бишь, меня, с собой прихватила. В гости. К знакомой.

На выходе из школы я начала неуверенно сопротивляться – мол, а как же мама-то меня найдет? На что получила взрослый твёрдый ответ: «Мы всего на 5 минут, приятельница живет в соседнем доме, ты не волнуйся». Подружка воспитательницы оказалась мамой моей подружки по садику, Оли, с которой мы пошли в разные школы и давно не виделись.

Мы с Олей друг другу обрадовались, начали игру, и это немного отвлекло меня. Через довольно продолжительное время меня окончательно одолела тоска, и я стала донимать взрослых просьбами отправить меня домой. Даже Оля прониклась моим мандражом, и мы вдвоем позвонили мне домой с телефонного аппарата с круглым диском. Дома у меня телефон не ответил. Ясно почему – кто ж будет сидеть дома, когда ребенок пропал?

Прикол: первоклашки додумались позвонить домой, а две ответственные за них дамы – нет. Впрочем, дамы на кухне не скучали – глушили водяру из розовых чайных чашек.

Наконец, я им надоела, и меня решили доставить в школу или домой. Мы вышли на улицу – а на дворе уже темно-синий вечер. Помню, я была уже в каком-то немом отчаянии и шла, как одеревеневшая.

Возле школы милиционеры беседовали с тётенькой, которая едва не рвала на себе волосы и была вся красная. Это была завуч старших классов, вообще никакого отношения не имеющая к младшеклассникам и продлёнке, и конечно она была не в курсе, куда вместе с ребенком испарилась сотрудница школы.

К тому времени, как меня начали искать, она одна из начальства оставалась в школе, и именно на неё обрушился весь гнев моих родителей.

Как меня встретили дома – описывать излишне. Долго никуда не выпускали одну, школьное руководство настаивало написать на сотрудницу заявление, но мы предпочли обо всём забыть. Так что на карьере воспитательницы это не отразилось. В школе я продолжала простодушно здороваться с этой тёткой, но она, злобно взглянув на меня, издавала какое-то шипение и спешила смыться.

Было это в 1995 году. В детстве без мобильных телефонов, скайпа, домофонов, камер слежения в школах и на улицах. Сегодня мобильники есть у всех первоклашек без исключения, и необходимость этого легко понять. Сейчас в похожей истории с доверчивым первоклассником, наверняка, случилось бы что-то более страшное. И если читаешь в новостях, что в каком-то городе ищут пропавшего детсадовца, заранее думаешь, что дело гиблое. В большинстве случаев, так и бывает. Но ведь и оберегают сегодняшних детей с повышенным фанатизмом, совершенно не давая свободы. Некоторые родители с этим откровенно перебарщивают – недавно был случай, когда детсадовец прямо из садиковой группы позвонил со своего личного мобильника в полицию и рассказал, что садик заминирован. Потом перезвонил полицейским, назвал себя, номер детсада и группу и обматерил их.

В моем случае, вопреки ожиданиям, меня не посадили под домашний «колпак». Наоборот, уже через 2 недели я сама записалась в музыкальную школу и самостоятельно её посещала после обычной школы, отвоевав право одной ходить по своим делам. Взрослым, за исключением родных, я уже не так доверяла. А до того – я поняла это в ходе жёсткого урока – я слишком опрометчиво полагалась на их авторитет.

Не представляю, что чувствовали мои родные в эти 4 часа. И до сих пор не понимаю, чем думала воспитательница, впутавшая меня в эту историю. Да и мама Оли – она-то чем думала? В одной фантастической книжке я потом прочла про хронофон – это такой аппарат, с помощью которого можно позвонить в прошлое и внести в него коррективы, что-нибудь исправить, кому-то что-то досказать. И герой этой книжки, получив доступ к хронофону, как раз звонит маме в 1947 год и предупреждает, что он, 11-летний пацан, загулялся, случайно уехал на автобусе очень далеко от дома и придет очень поздно. Вот бы мне сегодня хронофон, или хотя бы «Мегафон» - всего на 2 минуты 20 лет назад.


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Екатерина Соловьева
Екатерина Соловьева
405 дн. назад
/// Scroll to comments or other