Владислав Тетюхин меценат из Тагила | Colors.life
228

Владислав Тетюхин — меценат из Тагила

Долларовый миллионер, ученый, меценат и просто очень хороший человек Владислав Тетюхин не стал тратить свое состояние (по оценке Forbes трехгодичной давности $650 000 000) на яхты и тропические острова.
Вместо этого бывший совладелец «ВСМПО-Ависма» продал все акции и вложил деньги в передовой диагностический центр эндопротезирования, который даст фору подобным заведениям в Европе.

Самое замечательное в этой истории то, что его «Госпиталь Восстановительных Инновационных Технологий», расположенный в Нижнем Тагиле, — вовсе не элитарное медучреждение для приболевших богачей. Там лечатся обычные люди.

Всю предыдущую жизнь Владислав Тетюхин занимался металлом. Москвич, после института он попал по распределению на завод ВСМПО в городке Верхняя Салда.
В 1976-м году защитил в Москве докторскую диссертацию, а в начале девяностых вернулся на предприятие уже в статусе директора.

После приватизации ВСМПО они с бизнес-партнёром Вячеславом Брештом стали владельцами 60% акций.

К середине нулевых корпорация «ВСМПО-Ависма» занимала около трети мирового рынка титана, обеспечивая 30–50% потребностей в этом металле таких гигантов, как Boeing и Airbus.

Идея построить медицинский центр появилась после продажи контрольного пакета «ВСМПО-Ависма» госкорпорации «Ростехнологии» в 2006 году.

«Медицина — это его главная любовь после титана и авиации», — говорит о бывшем партнёре Вячеслав Брешт.

В сентябре 2014-го года Тетюхин открыл Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр. На этот проект он потратил большую часть своего состояния — 3,3 млрд рублей.
Зачем Тетюхин инвестирует в провинциальную медицину?

За несколько лет до этого ему в Германии сделали операцию на колене. Клиника обещала поставить на ноги за несколько месяцев, что позволяло Тетюхину успеть подготовиться к новому горнолыжному сезону.
Именно такой медицинский центр он и решил построить в Верхней Салде.

Но здание местного военного госпиталя оказалось непригодным для современной клиники.
Проект переехал в Нижний Тагил — тоже не самый процветающий город, несмотря на наличие крупных предприятий.

Яркие стены отделений медицинского центра — у каждого свой цвет — увешаны репродукциями импрессионистов, которые Тетюхин выбирал лично. В такой обстановке, считает он, пациенты быстрее восстанавливаются, да и врачам работать приятнее.

Сейчас у Тетюхина почти шестьдесят врачей, из которых только четверо — местные. Дело в том, что с другими больницами Свердловской области было заключено джентльменское соглашение о непереманивании специалистов.

Откуда специалисты?

В центре несколько «колоний», как называет их Тетюхин, — из Томска, Тюмени, Омска, Забайкалья, Оренбурга.
Пять врачей из Донецка и Луганска переехали в Нижний Тагил после начала конфликта на юго-востоке Украины. Центр оплачивал докторам дорогу на собеседование. «Из столиц очень сложно привлечь специалистов», — признается Тетюхин.
Но главного врача он все-таки нашел в Санкт-Петербурге: тот загорелся идеей — «захотел поставить жирную точку в карьере».

Тетюхин построил на территории медцентра шестиэтажные дома для персонала. А вот зарплаты в центре — не рекордные. «Мы предупреждали, что не можем платить деньги, к которым они привыкли. Мы еще строим», — говорит Тетюхин. Чем же заманивают специалистов? Возможностью работать с современным оборудованием и продолжать научную деятельность. Ведущие хирурги, по словам бизнесмена, уже побывали в клиниках Германии и Словении.

Бизнес-процессы Тетюхин организовал по европейским стандартам. Дежурства отменил. Зато операционные загружены в две смены. Его сын Дмитрий поясняет, что современные операционные (их в центре пять) «жутко дорогое удовольствие», поэтому простои должны быть сведены к минимуму.

Госпиталь восстановительных инновационных технологий в Нижнем Тагиле

По плану в госпитале должны делать 7000 операций в год, из них 4500 — эндопротезирование и операции на опорно-двигательном аппарате.
За первые четыре месяца сделали 1400 операций. Клиника коммерческая, но за 1100 человек Тетюхину заплатят из бюджета; в июле он подписал контракт с Минздравом на 133,5 млн рублей.

Однако бюджет не покрывает в полном объёме реабилитацию после лечения. Это разрушает концепцию Тетюхина: в его центре реабилитации уделяется едва ли не больше внимания, чем самим операциям. Процесс восстановления разбит на три этапа. Неделя в послеоперационной палате, потом пациента переводят в отделение реабилитации. На заключительном этапе пациенты живут вне больницы — на территории есть гостиница. С ними занимаются 20 инструкторов — для полного комплекта, говорит Тетюхин, надо набрать ещё столько же. Тренажёры бизнесмен отбирал лично: закупил последние модели немецких и итальянских производителей.

Эндопротезы должны заменять коленные и тазобедренные суставы, титан отлично приживается в организме. «Мы привыкли делать титан для авиации, а в медицине у нас провал», — объясняет Тетюхин. Сейчас эндопротезы в основном закупаются у зарубежных производителей. Лидеры рынка — концерн Johnson & Johnson, Aesculap, Zimmer, Mathys. При этом часто они используют сырьё с «ВСМПО-Ависма». Тетюхин-младший, например, закупает в США металлические прутки из титана, который его поставщик берёт в Верхней Салде.

Правда, протезы в России будут делать с участием иностранных партнеров. «Мы можем сделать точную копию, не хуже оригинала.

yout_preview

www.dagestanpost.ru/blogs/12204-vladislav-tetyuxin-mecenat-iz-tagila


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Elena Shitakova
Elena Shitakova
Автор
413 дн. назад
/// Scroll to comments or other