Индийские маугли Камала и Амала | Colors.life
13

Индийские маугли Камала и Амала

Удивительная история девочек Амалы и Камалы, несмотря на почти столетнюю давность, до сих пор будоражит фантазии людей. Это один из самых невероятных случаев, когда сразу два ребенка воспитывались в волчьей стае и считались полноправными членами стаи. До нас дошли подлинные фотографии Амалы и Камалы, которые спали вместе как волчата и полностью пародировали образ жизни и повадки дикого хищника.

История берёт своё начало осенью 1920 года, когда группа христианских проповедников совершила миссионерскую поездку в области Милнапор в Индии. В одной из дальних деревень жители обратились к ним с просьбой избавить их от духов или привидений из ближайших джунглей.

Команда во главе с преподобным Дж. Сингхом, дабы не поставить под сомнение силу веры, отправилась в джунгли. На высоком дереве соорудили наблюдательный пункт, откуда были видны норы в земле. К вечеру из одной неожиданно появился волк, за ним второй, третий, их щенки, и, наконец, из дыры показался сам призрак.

Это было и впрямь ужасное создание, имеющее руки, ноги и туловище как у человека. Большая круглая голова, лицо тоже вполне человеческое, глаза сверкают.

Сначала чудище внимательно осмотрелось.Потом выпрыгнуло на землю и пристроилось за волчатами. За первым призраком явился второй! Он был в точности такой же, как и первый, но мельче. Оба бежали на четвереньках.

Схватив ружья, наблюдатели стати целиться. Однако Сингх остановил стрелков. В ход пошёл бинокль, и Сингху удалось убедить спутников, что это человеческие детёныши. Наняв новых помощников, Сингх решил раскопать нору и извлечь оттуда детей. При первых же ударах лопат взрослые волки выскочили из норы: волчица тут же была убита туземцем из лука: волчат отдали помощникам в награду. Дети же забились на самое дно норы...

Вскоре их удалось доставить в церковный сиротский приют в Миднапоре. Это были две девочки. Кроме Сингха, историю их появления в приюте знала только его жена, работавшая там же.

Малышки были очень слабы. К тому же они не понимали, что и как можно есть, не умели пить из чашек. Любили молоко, однако могли его только сосать, как груднички. Потом начали лакать молоко и воду языком, как собачки.

Найдёнышей помыли и постригли - они стали выглядеть вполне обычно. Cингх оценил возраст старшей в восемь лет, младшей же дал года полтора. Первая получила имя Камала, вторая Амала. С этого времени священник начат вести подробный дневник (опубликован в 1942 году).

Вначале девочки много спали. Но, немного оправившись, вообще перестали спать после полуночи. Обе бесстрашно бродили по двору приюта в поисках лазейки для побега. Темноты совершенно не боялись. Исключительно быстро и юрко бегали на четвереньках..

При обычном движении опирались на колени и ладони, направленные во внешние стороны. Чего абсолютно не могли - так это стоять прямо на двух ногах. Первое время они ели и пили в волчьей позе. И даже позже так и не брали руками подаваемую пишу, а хватали её ртом.

Могли учуять запах сырого мяса на кухне за 70 и более метров. Задрав вверх носы, втягивали воздух совсем как волки или собаки. Однажды Камала издалека примчалась на кухню со зверским выражением лица и, глухо рыча и скаля зубы, попыталась ухватить со стола кусок мяса.

По запаху они тотчас обнаруживали павшее животное или птицу и тут же съедали легкую добычу. Потом от протухшего мяса начинали болеть.

Девочки всегда выбирали для своего пребывания самые тёмные места. Ночью видели лучше, чем днём; играли в любимую игру - прятаться и искать. Огонь костра, по-видимому, был им знаком, но они всегда скрывались от его света за кустами. Днём, часто мигая, щурили глаза, и только голод мог выгнать Амалу и Камалу на солнце, дыхание при этом становилось тяжелым.

Холодной зимой их пытались одеть, но они рвали одежду на мелкие кусочки, стоило воспитателям выйти из комнаты. В любую непогоду предпочитали носиться голышом, не испытывая видимого озноба. В конце концов им было позволено бегать в прочно закреплённых набедренных повязках. Лишь иногда, когда приют посещали гости, удавалось некоторое время продержать их в свободных платьях-рубашках.

В жару кожа девочек оставалась прохладной и гладкой; жидкости они пили не больше, чем обычно, не потели. Их кожа никогда не становилась жирной, и грязь не прилипала к ней. Если же им доводилось испачкаться, чистюли вытирались о траву или землю, как собаки и кошки.

Амала и Камала, по-видимому, не воспринимали других людей, в том числе детей, как своих. Как-то Сингх принёс к ним ползунка, ещё не встававшего на ноги. Вначале они приняли малютку вполне дружелюбно, но затем, разобравшись, искусали.

Сингх предполагал, что они скучают по себе подобным. Казалось, ничто вокруг их не интересует, - они часами сидели, уставясь в одну точку. Чтобы расшевелить их, к ним поместили группу детей. Малыши веселились, играли, щебетали, но они совершенно не интересовали Амалу и Камалу, обе так и выглядывали своих - волков и щенков и злились, не находя. Обычных же детей они, скаля зубы, гнали прочь.

Однажды девочкам удалось выскочить за пределы приютского двора, и они мгновенно затаились в густых кустах. На зов не отвечали; найти и вернуть их оказалось довольно трудно. Зато они полюбили взрослых воспитателей, особенно жену Сингха. Она кормила Амалу и Камату когда те заболевали, относилась к ним с искренней заботой. Иногда они отказывались принимать пищу из рук других людей, даже если речь шла о любимом молоке.

Младшая Амала была более отзывчивой ,волчьи повадки, очевидно, не укоренились ещё так глубоко.
Эмоции обе проявляли очень скудно. Они не улыбались и не смеялись; иногда было ясно, что они довольны вкусной пищей, но лица их оставались непроницаемыми. Они никогда не плакали. Слезинки на щеках Камалы появились лишь однажды, когда рядом с ней умерла Амала.

В совместных играх их эмоции проявлялись в движениях, например, в радостных подпрыгиваниях, а также в особенных взглядах, бросаемых друг на друга.

Они не издавали никаких звуков - никто не слышал от них ни обычного детского плача, ни криков радости. Очевидно, девочки хорошо усвоили, что вблизи логова должно быть очень тихо. Лишь изредка, страдая от очередной болезни, они в самое тёмное время ночи принимались по-волчьи выть. Обычно - короткими сериями три раза за ночь, как по часам.

При жизни с волками им не от кого было получить навыки речи. По-видимому, и старшая Камала оказалась в джунглях в самом раннем возрасте. Поразительно, как волкам удалось выкормить их.

Оставшись одинокой после смерти Амалы, Камала стала искать компанию среди котят и цыплят; но больше всего в качестве компаньона её привлекал щенок гиены. Выросла её симпатия к миссис Сингх, которая не раз делала девочке целебный массаж.

Камала уже освоила некоторые человеческие жесты. Так, в ответ на вопросы она кивала головой. Её развитие стаю соответствовать возрасту полуторагодовалого ребёнка. Суставы стали более подвижными - девочка научилась распрямлять ноги в коленях. Этому способствовал регулярный массаж с горчичным маслом.

Миссис Сингх проявила недюжинную изобретательность, придумывая всё новые приёмы для того, чтобы Камала встала на ноги. Постепенно вводились новые упражнения ,например, доставать лакомство с верхней полки. Однако даже спустя два года жизни в приюте Камала не могла долго и твёрдо стоять на ногах.

Вскоре она стала бояться уличной темноты и с наступлением сумерек предпочитала оставаться в доме. Перестала мочиться где попало и по примеру других научилась ходить в туалет. Ей понравилось купаться, но без погружения в воду: она, как маленький ребёнок, била руками по воде, расплескивая её на себя.

Камала стала натягивать на себя одеяло, а не скидывать его на пол, как раньше. Собираясь на прогулку, надевала платье. Постепенно она стала ласковым и послушным ребёнком, по развитию - лет семи.

На ноги Камала встала в середине 1923 года, но так никогда и не смогла научиться бегать,чуть что она сразу опускалась на четвереньки. Изменилось и её отношение к детям в приюте. Она стала присматривать за ними и в случае чего тащила на помощь взрослых.

Миссис Сингх в приюте называли мамой, и Камала вскоре начала понимать, о ком идёт речь. Пока девочка не говорила, она иногда отвечала на вопросы выразительными взглядами. На седьмом году пребывания в приюте стала понимать речь, а потом и осваивать её навыки.

Поначалу лепетала непонятными обрывками слов; со временем речь становилась всё более отчётливой. Правда, запас слов был очень мал, поэтому она помогала себе жестикуляцией. С малышами болтала как-то по-своему.

В какой-то момент у неё появилась привычка постоянно бормотать и даже напевать себе под нос какие-то слова.По-видимому, ее зачаровывал ритм.

Всем остальным цветам она предпочитала красный, красными были даже её любимые куклы. В сентябре 1929 года Камала заболела. Собрали лучших врачей города. Точного диагноза так и не поставили; состояние ее быстро ухудшалось. Через полтора месяца она умерла от уремии.

Случай Амалы и Камалы далеко не единственный в этом роде. Детей, воспитанных животными, время от времени обнаруживают в различных точках мира. Однако лишь Сингх почти век тому назад столь тщательно записал свои наблюдения, что его дневник до сих пор служит науке, даже с позиций её последних достижений.Были ли они сестрами? Как попали к волкам? Этого узнать так и не удалось.


Теги
#удивительно #семья
Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Анна Сергеева
Анна Сергеева
Автор
424 дн. назад
/// Scroll to comments or other