Вся правда о шутах | Colors.life
37

вся правда о шутах

В викопедии и других источниках информации из интернета прочитала, что шут появляется в царском окружении начиная с определенного исторического момента. В древних обществах были только цари и жрецы. Лишь в христианскую эпоху и особенно в Средневековье мы начинаем все чаще встречаться с противоречивой, сложной, но неизменно присутствующей в окружении высшей власти фигурой королевского шута или его аналогов (Скоморох, Буффон, Клоун, Юродивый, Полишинель, Петрушка, Арлекин). Благодаря необратимым и эволюционным историческим процессам рассудочное познание у человека взяло верх над интеллектуальной интуицией. Величественный жрец постепенно превратился в жалкого шута. У людей шут вызывает восхищение, ужас, почтение и вместе с тем почти панибратское чувство близости, так как своими проделками он разом снимает то напряжение, которое нагнетается его сакральными пророчествами. Шут как бы уравнивает умного и глупого, удачливого и несчастного, богатого и бедного, увлекая всех в животворный изначальный хаос...У королевских шутов и древних шаманов есть общие черты. И их некоторые особенности поведения, костюма и жестов похожи. В средневековой Европе шуты выполняли важную роль для привилегированного класса. В связи с отсутствием свободы слова, вельможи не могли открыто критиковать короля, а король не всегда мог себе позволить критиковать особо влиятельных вельмож. За них это делали шуты, часто в завуалированной форме. Если шут переходил границы дозволенного, то наказывали его, а не вельмож. Через кривляния и болтовню шутов представители привилегированной элиты раннего средневековья доводили до сведения друг друга, а также короля, свои претензии, жалобы, критику или особо рискованные предложения и идеи. Шут был как бы символическим близнецом правителя. Все королевские дворы средневековья нанимали различного рода шутов, в умения которых входило музицирование, жонглирование, актёрство и загадывание загадок. И только с наступлением эпохи Просвещения и Реформации традиция найма шутов прервалась. В истории каждой страны остались имена наиболее известных придворных шутов, в живописи их портреты, в литературе произведения,а еще и многочисленные анекдоты...

Шутовство имеет на Руси давние традиции. Персонаж русских сказок Иван-дурак часто противопоставляется Царю именно в качестве носителя некого тайного знания, кажущегося глупостью. При русском барском доме или дворце содержались шуты, в обязанности которых входило развлекать забавными выходками господ и гостей. В истории остались имена Василий Блаженный, Балакирев Иван Александрович, Ян Лакоста (д’Акоста).
асилий родился в декабре 1469 года в селе Елохово (сейчас — в городской черте Москвы), на паперти, куда пришла молиться его мать о «благополучном разрешении». До шестнадцати лет был подмастерьем у сапожника. После шестнадцати лет и до самой смерти совершал подвиг юродства. Он круглый год ходил без одежды, ночевал под открытым небом, постоянно соблюдал пост и носил вериги, терпел лишения.
Он постоянно обличал ложь и лицемерие. Современники отмечали, что это был чуть ли не единственный человек, которого боялся царь Иван Грозный. Умер Василий Блаженный 2 августа 1552 года (иногда упоминается и 1551 год). Иван Грозный и бояре несли его гроб, а митрополит Макарий совершал погребение. Тело Василия было похоронено на кладбище Троицкой церкви что во Рву, где царь Иоанн Грозный указал вскоре строить Покровский собор, в память покорения Казани, известный больше под названием Собор Василия Блаженного. В 1588 году по повелению Феодора Иоанновича был устроен придел во имя Василия Блаженного на месте, где он был погребён; для его мощей была изготовлена серебряная рака.
Родился в 1699 году; служил при Петре I ; был привлечен к суду в процессе Монса . Наказанный и посланный в ссылку, Б. возвращен по воцарении Екатерины I и произведен в поручики лейб-гвардии Преображенского полка. По смерти Екатерины I он остался при дворе приближенным человеком; играя роль официального шута, он пользовался особенным расположением императрицы Анны . Год смерти его не известен.

Придворный шут Петровского времени, родом из Португалии (еврей), привезённый в Россию из Гамбурга одним из русских резидентов. Лакоста был человек умный и ловкий, хорошо образованный: он говорил на нескольких европейских языках и превосходно знал Библию. Смешная, нескладная фигура и уменье всем понравиться позволили ему получить место шута при дворе. Пётр особенно любил вступать с ним в богословские споры и за усердную шутовскую службу пожаловал ему титул «самоедского короля», подарив ему один из безлюдных островов Финского залива.

В других странах Станьчык, Тиль Уленшпигель, Ходжа Насреддин, Франсиско Лескано и другие... Имя польского дворцового шута Станьчыка сохранилось в польском фольклоре как синоним острослова, высмеивающего текущие политические события. В период новой истории эта фигура стала символом для многих поляков. Станьчыка помнят как человека большой ума и политического философа, одаренный с огромным пониманием текущей и будущей ситуации Польши. Он в своей работе скритиковал и предупреждал его современников при помощи сатиры. Его остроумные шутки часто принадлежали политическому потоку или дела суда. Замечания Станьчыка и шутки были сохранены многочисленными современными авторами и историками. Станьчык был также одной из любимых исторических фигур художника Яна Матейко, и он появляется в ряде своих картин. Ян Матейко, давая шуту его собственные лицевые особенности, создал популярное изображение Станьчыка, который знаком большинству современных поляков. Живописец всегда изображал Станьчыка с очень заинтересованным и рефлексивным взглядом на его лицо, на абсолютном контрасте по отношению к его одежде шута.

Тиль Уленшпигель неизменно изображался с двумя атрибутами — совой и зеркалом, а само его прозвище обычно переводится как «зеркало совы». Между тем существует и другая, обсценная трактовка этого прозвища: от средневерхненемецкого «ulen» (мыть, чистить) и «spegel» (зеркало, на охотничьем жаргоне — задница); в сумме получается нечто непечатное. Подобная этимология согласуется не только с основным амплуа Тиля — мошенника и надувалы, но и с конкретным эпизодом народной книги, где он демонстрирует крестьянам свой зад. Если верить народной книге, Тиль — историческое лицо. Он якобы родился около 1300 г. в Кнайтлингене, много путешествовал по Германии, Бельгии и Нидерландам. Умер от чумы в Мёльне в 1350 г. Однако никаких свидетельств реального существования этого персонажа не имеется.

В мире ислама суфийские мистики рассказывают притчи о Ходже Насреддине, который, возможно, был шутом самого Тамерлана. К нам Ходжа́ Насредди́н пришел уже как фольклорный персонаж. О нём рассказывали тысячи анекдотов на всей территории Средней Азии и Ближнего Востока, а теперь рассказывают и на всём евразийском континенте, включая Китай. Первые анекдоты о нём были записаны в Турции в XVI веке. В своём характере Насреддин совмещает черты как хитреца, мудреца и шутника, так и простака и неудачника.

На одном из портретов великого Веласкеса изображен Франциско Лескано, неряшливо одетый подросток с крупной головой, большим зобом и постоянно открытым ртом. Одутловатое лицо с седловидным носом, широко расставленные глаза, низкий лоб и непропорционально короткая фигура с толстыми кривыми ножками — характерные признаки больного кретинизмом. Эта болезнь, как правило, связана с резко сниженной функцией щитовидной железы, что вызвано недостаточным потреблением йода с пищей. Кретинизм часто встречается в горных районах с эндемическим распространением зоба. Именно в такой деревушке Вальекас, неподалеку от Мадрида, родился Франциско Лескано.
Больные кретинизмом резко отстают в развитии от сверстников, они медлительны, сонливы, их речь смазана и примитивна. Немало труда приходится приложить, чтобы приучить таких больных к порядку и элементарным нормам гигиены. Известно, что Франциско Лескано принадлежал принцу Балтасару и умер в 1649 году в возрасте двадцати двух лет.
Совсем иначе смотрит с портрета любимый шут всевластного правителя Фландрии кардинал-инфанта Фердинанда — Себастьян де Морра. Прямо на полу сидит некий обрубок человеческой фигуры. Короткие, кривые ноги; вместо кистей рук бесформенные культяпки. Крупная, квадратная голова с шапкой темных волос. Бугристый лоб, искривленный нос с вдавленной переносицей и — глубокий взгляд умного, много страдавшего человека. Причиной физических недостатков Себастьяна де Морра явилась тяжелая наследственная болезнь, называемая остеохондродисплазия, при которой из-за недостатка гормона нарушается рост хрящевых и костных тканей. Поэтому у Морра так нарушены все пропорции тела. При этой болезни не редкость полное отсутствие пальцев. Но умственные способности, психика и ****уальные способности у таких людей остаются совершенно нормальными. Более того, многие больные этим недугом стали писателями, артистами, художниками, имели семьи и многочисленных любовниц. Судя по свидетельствам современников, де Морра был на редкость умный и ироничный человек, к тому же отличавшийся феноменальной физической силой, а списку его побед мог позавидовать иной дон-жуан.

Портрет Эль Примо, по прозвищу “Кузен”, карлика дона Диего де Аседо, также поражает острым драматизмом. С одной стороны, незаурядное, умное лицо интеллигентного человека, а с другой — тщедушная фигурка с маленькими ручками, короткое туловище, горб и тонкие, слабые ножки карлика. Но, в отличие от Себастьяна де Морра или Франциско Лескано, внешность Эль Примо нельзя назвать уродливой. По своему сложению Эль Примо относится к лилипутам непропорционального карликового роста.
Эль Примо занимал особое место среди придворных шутов: он происходил из древнего дворянского рода и принадлежал к ближайшей свите короля, сопровождая его в поездках по стране. Карлик считался образованным человеком, любил литературу и сам сочинял стихи. Кроме своих шутовских обязанностей, он имел почетную должность в канцелярии королевской печати, да и на портрете он изображен с книгой в руках.

Настоящее имя – Жан-Антуан д’Анжлер. Придворный шут французских королей Генриха III и Генриха IV. Происходил из дворянской семьи. Сначала служил солдатом под началом савойского маркиза де Вилара, который был отцом Мадлен Савойской, жены герцога Майенского. Позже служил королям Франциску II и Карлу IX, при которых занимал весьма важные должности. Позже он стал любимым шутом Генриха III, а потом и Генриха IV. В начале Шико был ярым католиком, и возможно даже принимал, вместе со своим братом Раймондом, участие в убийстве Франсуа де Ла Рошфуко, одного из лидеров гугенотов во время Варфоломеевской ночи. В 1574 году Шико получил звание лейтенанта. Он служил Генриху III с огромным усердием и преданостью во времена религиозных войн. Тем не менее, со временем его религиозная ревность стала умеренней, и он стал приверженцем религиозной терпимости.
Шико был необычным шутом. Прежде, чем зваться Шико, он звался де Шико, поскольку приставка "де" означала знатное происхождение - Шико был дворянином. Единственный шут за всю историю Франции, который носил шпагу. ВОн пользовался репутацией прекрасного фехтовальщика и солдата. B марте 1584 ему был пожалован королём аристократический титул. Он пользовался при дворе последнего Валуа свободой и обладал неограниченными возможностями. Как придворному шуту, ему было позволено абсолютно все. Начиная с того, что можно было улечься спать посередине зала во время королевской аудиенции, и до того, чтобы при людях обозвать короля дураком. Шуту было не обязательно все время ходить с бубенчиками на голове, пестрой одежде и длинных скороходах с задернутыми носами, походить на скомороха. Тут Шико был исключением. У него был прекрасный вкус, и он одевался хоть и просто, но со вкусом - вкусом дворянина. Он был известен своей жизненной силой и способностью схватывать вещи на лету, а также как великолепный писатель-сатирик. Он был единственный придворный шут в своё время, который участвовал в военной и политической жизни. В марте 1584 ему был пожалован королём аристократический титул. После убийства Генриха III Шико сразу же признал Генриха IV новым королём, и был при его дворе в большом почёте. Он воевал вместе с ним в битвах при Иври и Арк. Шико был женат и имел пять сыновей. В 1591 году придворный шут Шико стал жертвой покушения при осаде Руана в рамках таинственной интриги, организованной Католической Лигой.
В некотором царстве, некотором государстве по имени Тонга жил-был король Тауфаахау Тупоу IV. Абсолютный монарх в крохотном, но зато своем королевстве. Основные поступления в королевскую казну шли от продажи кабачков Японии и Корее, но этого было недостаточно, и тогда тонгайцы открыли неординарную статью дохода: Тонга стала приторговывать своим гражданством. Дело в том, что она входит в Британское Содружество, и ее паспорт дает право беспрепятственного въезда во все его страны, включая Великобританию. Заработанные на пяти тысячах проданных паспортах 24 миллиона долларов - половина годового бюджета Тонги - улеглись на счет "Тонга Траст Фанд" в "Бэнк оф Америка". Король посчитал, что там они будут сохраннее. Джесси Дин Богдонофф вошел к нему в доверие, перевел на свои счета миллионы "Тонга Траст Фанд",путем того,что получил служ****ю должность придворного шута в Тонге. Через два месяца позже король Тонга назначает единственного в мире настоящего королевского шута распорядителем счета "Тонга Траст Фанд" с окладом в 250 тысяч долларов в год. Получив доступ к миллионов долларов вкладывал их в незаконные операции а дивиденты складывал к себе в корман. Когда все открылось, Крохотное государство сотрясал сильнейший скандал. У 85-летнего короля пошатнулось здоровье. Тонга предъявила Джесси Богдоноффу и "Миллениум Эссэт Менеджмент" судебный иск.
Процесс тянулся три года и закончился в начале 2004-го. Джесси, не признавая за собой вины, согласился замять дело на любопытных условиях: он выплатит в сильно опустевший "Тонга Траст Фанд" 100 тысяч долларов и в ближайшие 10 лет будет отчислять 50-процентов от денег, заработанных от продажи прав на фильмы, телепрограммы или книги о том, как он был шутом при дворе короля Тонги.
Послесловие
Испанский художник Сальвадор Дали сделал своим жизненным девизом следующее высказывание: «Если существует так много Шутов, желающих стать мудрее, почему же и Мудрец не может быть Шутом?» Жизнеописания, портреты шутов убеждают нас в том, что люди ряженные в одежды шутов чаще всего были очень и очень неординармыми, сложными натурами. Они смогли оставить в истории о себе след и память.


Теги
#ис #истории
Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Екатерина Королева
Екатерина Королева
436 дн. назад
/// Scroll to comments or other