Почему подростки вечно попадают в неприятности | Colors.life
81

Почему подростки вечно попадают в неприятности

У мышей C57BL/6J розовые уши, черная шерстка и длинные розовые хвосты. Выращенные для экспериментов, они обладают неблагоприятными чертами, такими, как предрасположенность к ожирению, любовь к морфию и привычка обдирать шерсть своим соседям по клетке. А ещё они алкоголики. Дорвавшись до этанола, мыши C57BL/6J привычно напиваются до такой степени, что будь они за рулем, то лишились бы прав.

Не так давно команда ученых из Темпльского университета решила воспользоваться эти чертами породы C57BL/6J, чтобы проверить свои догадки. Они собрали восемьдесят шесть мышей и поместили их в клетки из плексигласа, поодиночке и по трое. Потом им в воду добавили этанол и стали записывать происходящее на камеру.

Половине тестовых мышей было четыре недели, что по мышиным меркам является возрастом совершеннолетия. Другой половине было двенадцать недель. Когда ученые просматривали записи, то обнаружили, что в среднем молодые мыши пьют больше старых. Но сильнее выделялось то, как именно они пили. Юные C57BL/6J в одиночку пили столько же, сколько и зрелые особи. Но если у них была компания, начинался загул; в среднем они тратили на выпивку вдвое больше времени, чем одинокие самцы, и на тридцать процентов больше, чем одинокие самки.

Результаты этого исследования были опубликованы в Development Science. В своей статье они отмечали, что из-за очевидных этических проблем провести схожее исследование с людьми «было невозможно». Но, конечно же, подобные исследования проходят постоянно в менее строгой обстановке. Вам это подтвердит любой декан. Или подросток. У меня самого три сына-подростка, от которых я недавно узнала о (вероятно) веселом способе убить время — «гонке ящиков». Участники делятся на две команды и пытаются как можно быстрее осушить свой ящик пива. (Как мне сказали, для наиболее острых ощущений лучше использовать упаковку в тридцать банок).

Каждый человек переживал взросление, и исследования показали, что в размышлениях о своем прошлом люди несоразмерно часто вспоминают события, которые происходили в период от десяти до двадцати пяти лет. И всё же для взрослых разум подростков — это тайна, покрытая мраком, нечто переменчивое и недоступное. Зачем кому-то добровольно выпивать пятнадцать банок пива подряд? Как Эдвард Сорокоручка, забава, в которой к вашим рукам изолентой приматывают две бутылки эля по сорок унций (примерно 1 литр — прим. переводчик), может считаться веселой? А ведь всё связанное с такими играми относится и к тусовкам с незнакомцами, прыжкам в мелкие бассейны и ведению машины ногами. В моменты крайней злобы родители могут решить, что у их детей что-то не так с головой. И, согласно недавно вышедшим книгам о юности, они правы.

Фрэнсис Дженсен — мать, писатель и невролог. В книге «Подростковый мозг» от издательства HarperCollins, написанной в соавторстве с Эми Эллис Натт, она предлагает родителям справку, составленную с учетом новейших исследований МРТ. По её мнению, подростки страдают от мозгового аналога коротких замыканий.
«Размышляя о себе как о культурных, разумных взрослых, мы обязаны этим фронтальной и префронтальной долям мозга. Но подростки задействуют эти доли не на полную. Поэтому нам не стоит удивляться историям о трагических ошибках, которые мы слушаем и читаем каждый день», — пишет она

«Подростковый мозг» содержит несколько таких историй, включая те, что связаны с Эндрю и Уиллом, сыновьями Дженсен. В одной из них Уилл разбил семейный Dodge. (Он не вовремя повернул налево). В другой говорится об Эндрю, его девушке и другой девушке, которая отключилась на заднем сиденье их автомобиля. Два разумных подростка надеялись на то, что она очнется, но Дженсен настояла, чтобы её отвезли в госпиталь. Там её откачали; как оказалось, она съела семнадцать порций Jell-O (сорт порошкового желатина, — прим. переводчик) или больше, вспомнить точно она не смогла. Ещё была история о Дэне Ерохине, «классном со всех сторон» парне, который одной летней ночью напился и в три часа утра перелез с друзьями через забор теннисного клуба, чтобы поплавать в бассейне. Друзья поплавали, оделись, перелезли через забор и только потом обнаружили, что Дэна с ними нет. Вернувшись, они обнаружили его плавающим в бассейне лицом вниз. (Читатели да утешатся тем, что Уилл и Эндрю пережили школу и поступили в Гарвард и Уэслианский университет соответственно).

На фронтальных долях основывается того, что порой называют исполнительной функцией мозга. Она означает планирование, осторожность и здравомыслие. В идеале фронтальные доли действуют как предохранитель для других импульсов, идущих из остальных частей мозга. Но Дженсен отмечает, что у подростков мозг всё ещё проводит связи между своими отделами. В этот процесс входит окружение аксонов миелином, что позволяет им проводить электрические импульсы. (Миелин изолирует аксоны, ускоряя импульсы). Как оказалось, связи выстраиваются с заднего мозга, а во фронтальных долях это происходит в последнюю очередь. Они полностью не выстраиваются до двадцатилетнего или даже тридцатилетнего возраста.

Тогда в дело вступают родители. «Вы должны быть фронтальными долями своих детей, пока их мозг ещё не сформировался», — пишет Дженсен. Под этим она подразумевает почти постоянное запугивание. Услышав похожую на судьбу Дэна историю, она спешит рассказать её Уиллу и Эндрю, и каждый раз, когда Уилл и Эндрю допускают промашку, она пользуется этим и напоминает, что они тоже могут оказаться в бассейне лицом вниз. (Фрэнсис вспоминает, что после того, как девушку доставили в госпиталь, она усадила Эндрю с его подругой на кухне и прочитала им лекцию об «уровне алкоголя в крови и его влияние на координацию и сознание»). Также Дженсен из принципа поставила замок на домашний бар. А когда её сыновей приглашали к друзьям, она звонила их родителям, дабы убедиться, что веселье будет под наблюдением.

Вынуждена признаться, что, слыша ужасные истории о погибших или покалеченных подростках, я рассказываю их своим сыновьям, как и Дженсен. Тем не менее я также должна отметить, что в заполненной опросами и статистикой книге нет ни одного фактического доказательства эффективности запугивания. Я могу точно сказать, что первая реакция не будет обнадеживающей. Спросив своих 16-летних близнецов, как бы они отреагировали на звонки матерям друзей и введение «сухого закона», я услышала в ответ: «Зачем вообще заводить детей, если ты будешь так поступать?»


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Пётр Гонтов
Пётр Гонтов
Автор
466 дн. назад
/// Scroll to comments or other