Свет как искусство: эксклюзивное интервью с ведущим голландским дизайнером по свету | Colors.life
240

Свет как искусство: эксклюзивное интервью с ведущим голландским дизайнером по свету

Они называют себя архитекторами света, удивляют мир футуристическими лампами ручной работы и признаются в любви к русским. Один из основателей голландской Brand van Egmont рассказал о тайнах осветительной моды и вкусах российских клиентов

Свой первый светильник голландский архитектор Вильям Бранд и скульптор Аннет ван Эгмонд скрутили из обычной стальной проволоки в 1988 году. И он тут же стал иконой дизайна. С тех пор «технологичная светопись» от Brand van Egmond покорила полмира. В её основе — идея традиционного ручного производства, усовершенствованного современными технологиями и новейшими материалами. В результате получаются уникальные светильники, почти каждый из которых способен изменяться в соответствии с личными потребностями клиента. Есть такие и в России. Главный редактор Roomble.com Оксана Кашенко специально встретилась с Вильямом Брандом, чтобы узнать, какой свет предпочитают наши соотечественники и что нового придумали в Brand van Egmond, чтобы нас удивить.

— Вы правы. Каждый год я решаю своего рода головоломку. Обычно только одну. Этого бывает достаточно. В прошлом году, например, это был вот такой объект. Новый подход к традиционному шандельеру, большому подвесному потолочному светильнику. Мы назвали его люстра-ламинария. Знаете такую водоросль?

— Конечно. Вдохновение от природы, как часто говорят.. .


— Вот именно. Любой, кто знаком с дайвингом, меня поймёт. Ламинария колышется в море, пронизанная дрожащим светом. Это подвижное чудо, которое то прячется где-то внутри, то слепит вам глаза. Просто невероятно. Это было толчком, источником вдохновения, породившим эту форму. Идея имела большой успех.

Именно так мы и действуем — привлекаем внимание, а потом получаем отдачу и отклики. Иногда используем их, чтобы создать что-то ещё. Так и появилась эта серия. А потом мы посмотрели вокруг и еще «доработали» её, уже играя с цветом. Нам стало ясно, что дома становятся всё холоднее и холоднее, потому что в моде очень светлые или холодные оттенки пола и стен.

И мы решили сыграть на контрастах и сделать лампы теплее. Отсюда эта красная медь. В Европе её любят, а вот в России почему-то предпочитают никель. Хотя, наверное, должно было бы быть наоборот, у вас же холоднее, разве нет?

— Что вас вдохновляет и подстёгивает фантазию?


— Можно считать, что я — как писатель, рассказываю истории. Только инструмент у меня немного другой. За каждым моим предметом есть какой-то простой и узнаваемый образ — их ещё называют архетипами. Например кольцо, замок, свеча, камень — что-то основополагающее, трогающее нас на глубинном уровне. Поэтому при всей современности наших светильников они часто отправляют вас в прошлое — перекидывают мостик из прошлого века в фантастическое завтра. Как та же люстра-шандельер, «предком» которой был средневековый замковый свет. Дальше я развиваю мысль, делаю набросок и быстро бегу в мастерскую.

— Сколько времени это может занять?


— Это зависит от объекта. Но я стараюсь, чтобы процесс шёл быстро. Если его затягивать, редко получается хороший дизайн — вдохновение теряется, пока обдумываешь и доделываешь все нюансы и мелочи.


— Можете описать, как это происходит, на конкретном примере?


— Конечно! Вот, смотрите, этот торшер — из последнего. Знаете, что было первоначальным, базовым элементом? Камень и палка. Почему, спросите вы? Да потому что все мы вышли из каменного века. Это самые укоренённые, самые понятные, чёткие для нас образы. Они невероятно притягательны.

— Вам нравится работать с металлами, не правда ли?


— В общем, да, именно. Но как дизайнер я люблю вызовы, как это теперь принято называть — это тоже может стать источником вдохновения. Victoria и Arthur — одна форма и две модели в коллекции — как раз такой случай.

— Это один и тот же светильник?


— Разные. Но архитектура, конструкция объекта — одна и та же. Они просто одеты в разные платья. Вы знаете, что на Ближнем Востоке в большой моде кристаллы. Но с ними важно не перебрать — чуть-чуть лишнего и получается китч. Был спрос и были просьбы, в том числе и ко мне. И хотя я не большой поклонник кристаллов, мне было интересно сделать хорошую работу. И я сделал. Вот эта люстра, с кристаллами — очень жественная — получила имя Victoria. А вот эта, одетая в доспехи, стала Arthur — она мужская. Женское и мужское начала — видите, опять основополагающие для человеческой личности образы, архетипы.

— Я знаю, что у вас много и поклонников, и клентов в России. Как вам работается с русскими? Что они заказывают?


— Знаете, когда я в первый раз столкнулся со спецзаказом из России — а мы часто работаем по индивидуальным заказам частных клиентов со всего мира — я был очень приятно удивлён. Из Victoria и Arthur русские делают выбор в пользу Arthur, точно так же, как и я. И мне это нравится. За последние 10—15 лет у вас невероятно развился вкус. Я говорю без всякой иронии. Вы очень долго прожили в совершенно закрытой стране, почти не имея доступа ко многим культурным явлениям, благодаря которым существует современный дизайн как школа.

Просто удивительно, что вы при этом не застряли в традиционном мышлении с одной стороны и не бросились с головой во всё новое, что хлынуло снаружи. Архитектурные объекты, которые я вижу в Москве в последнее время, показывают, что русские — смелые люди с собственным видением и развитым художественным чувством. Дальше это будет только усиливаться. В России я делал одну из своих самых любимых работ. Хотя я создаю очень декоративные на вид вещи, но по сути я — архитектор-минималист: больше всего мне нравится добавлять детали в эту специфическую минималистскую среду, создавать арт-объект в чистом пространстве. Вот такую вещь я и сделал. И это было поразительно, как внезапный всплеск в абсолютно гладкой и тихой воде.

— Какую комнату вы больше всего любите в доме?


— Столовую, соединённую с кухней, конечно. Это сердце дома. Очаг. Семья. Друзья, зашедшие на бокал вина. Лучшее на свете место. Я очень редко бываю в гостиной: мне там нечего делать, а на телевизор у меня просто нет времени. А вот кухня-столовая — совсем другое дело. Не только когда мы сидим за общим столом, но и когда готовим, собираемся на работу, обмениваемся новостями — это самое тёплое место в доме, самое живое. Кстати, у нас есть отличная коллекция света для такого места. Показать?. .


Теги
#удивительно #свет #освещение #дизайн
Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Александр ПИХневич
Александр ПИХневич
Автор
469 дн. назад
/// Scroll to comments or other