Поиски утраченного: Франция с Александром Васильевым | Colors.life
238

Поиски утраченного: Франция с Александром Васильевым

В старинных вещах есть притягательное обаяние. Одни их коллекционируют, другие украшают ими интерьеры, третьи - ищут. О своих находках и тайных местах рассказывает коллекционер и историк моды Александр Васильев.


Текст: Александр Васильев

Коллекционерами не становятся – ими рождаются. Я всегда любил вещи – предметы, диковинки, у нас в семье каждый по-своему был заражен «вещизмом». Для папы это были разнообразные предметы странных форм и назначений, которыми он украшал в Москве свою художественную мастерскую. Он коллекционировал изразцы XVI века, фотографии и дагерротипы XIX века. Для мамы – сохранение всех платьев и аксессуаров, которые собрались у нее за долгие годы актерской деятельности.
Я же увлекся коллекционированием очень рано. В 10-летнем возрасте начал собирать коробки со спичками из разных стран, собрал их около трех тысяч из более полусотни государств мира. А любовь к старине и вещам из прошлого пришла ко мне сама собой и, наверняка, была формой ухода от безрадост-
ной советской действительности. А, иначе, как еще объяснить притягательность старинных вещей? Может быть, дело тут в том, что в старину
вещи изготавливались вручную и принимали в себя частичку энергии создавшего их мастера, а после этого дополнительно насыщали свою ауру через своих владельцев.

Как бы там ни было, я бы не хотел собирать ничего современного, поскольку в таком коллекциони-ровании нет никакого интереса и редкости. Собирать старинные вещи гораздо сложнее, их не купишь запросто в магазине. Можно
ведь решить в один прекрасный день стать коллекционером вазочек, отправиться в магазин Ikea, скупить там все вазочки, которые только есть в ассортименте, и назвать это коллекцией. Однако же я против серийности, я за уникальность, которая присуща только старинным предметам. Найти их не так
просто, коллекционеры антиквариата и старинных вещей посвящают поиску подобных раритетов много времени. Основным полем для поисковой деятельности коллекционеров являются блошиные рынки. Первый блошиный рынок, который я увидел, находился в Вильнюсе. Основной ассортимент
его составляли вещи секонд-хенд польского производства, но был там и антикварный ряд, где продавались самовары, подсвечники, щипцы для сахара, подносы. На этом Кальварийском рынке я и сделал первые свои покупки. Мне
на тот момент было шесть лет. С самыми крупными и интересными блошиными рынками я познакомился уже после эмиграции, расположены они в Париже и Лондоне. В Лондоне это знаменитый рынок Portobello, который находится в Notting Hill.
Здесь вы найдете в основном вещи английского или колониального происхождения, близкого к британской империи – это вещи из Индии, Гонконга, Китая, а также предметы, связанные с африканским прошлым колониальной империи. Целые ряды в Portobello выделены под английское
серебро, фарфор, другие посвящены драгоценностям викторианской
эпохи - золоту, эмали, камеям, мозаике. На этом блошином рынке продаются карты, книги, гравюры, живопись и, конечно, винтажная одежда.
Один из самых знаменитых блошиных рынков в Париже – это рынок Montreuil, торгуют на котором сплошь арабы. Кроме одежды секонд-хенд и автозапчастей, здесь можно отыскать и старину. Но славится этот рынок тем, что львиную долю представленных товаров составляют краденные вещи, бывшие владельцы которых специально приходят на Montreuil как можно
раньше, чтобы успеть выкупить свои фамильные драгоценности, фарфор или картины до того, как это сделает какой-то коллекционер или антиквар.


В Париже есть еще два больших блошиных рынка – один находится на севере города и называется Clingancourt, второй расположился на юге и называется Vanves. Clingancourt настолько огромен, что обойти его невозможно даже
за несколько часов – это просто настоящий уездный городок с улицами, ресторанами и кафе. Его особенность в том, что товары здесь отобраны по эпохам, стилям и наименованиям. Например, на Clingancourt есть бутики, в которых продаются только веера или предметы ар-деко, магазины, где торгу-
ют лишь вышивкой или, исключительно, живописью.
Полной противоположностью Clingancourt в плане отбора вещей, является южный блошиный рынок Vanves. Здесь вы не найдете никаких бутиков, товар выставлен непосредственно на улице. На специальных козлах лежат доски,
имитирующие столешницы, на эти доски каждый торговец и выкладывает свой перемешанный товар, не подвергавшийся отбору. Рядом с чашкой будет стоять подсвечник, за ним – старинная книга, за книгой будет лежать гусиное перо, бисерный кошелек или кукла. Vanves – рынок для настоящих следопытов, готовых с самого раннего утра и до позднего вечера разглядывать, выискивать и вычленять по-настоящему ценные вещи. К слову сказать, из-за этого нагромождения старинных вещей, цены здесь гораздо ниже, чем на северном блошином рынке Clingancourt, торговцы с которого
нарочно едут в Vanves, чтобы, купив там вещи по одной стоимости, продать их втридорога у себя. Интересный рынок находится в Мадриде, называется он El Rastro. Здесь можно найти великолепную испанскую мебель, начиная от
XVI века, потрясающие живописные произведения, скульптуры и многое другое. В Венеции 4 раза в год – в апреле, июне, сентябре и декабре – на площади San Maurizio собирается трехдневный блошиный рынок, где можно приобрести отборные вещи итальянского дизайна. Прекрасные блошиные рынки имеются и в Австралии, и в Южной Америке, и даже в Москве в Измайлово можно найти немало интересного, было бы желание, терпение и умение.
Так что дерзайте!

ФОТО: предоставлено А.Васильевым и фотобанк.


Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Masha Mamonova
Masha Mamonova
618 дн. назад
/// Scroll to comments or other