Интерьер от декоратора кирилла истомина | Colors.life
475

ИНТЕРЬЕР ОТ ДЕКОРАТОРА КИРИЛЛА ИСТОМИНА

Вилла, которую Кирилл Истомин оформил на Лигурийском побережье, не похожа ни на один его проект.
Розовые подушки с зелеными оборками, столики на «цапельных» ножках-палочках, кресла с игривыми завитушками из золоченого каната, столы, застеленные металлическими скатертями, плинтусы, похожие на разбивающиеся о стены морские волны, и кораллы, кораллы, кораллы…

Увидеть такой интерьер под лейблом Kirill Istomin — все равно что встретить своего начальника (который, казалось, даже дома соблюдает дресс-код Black tie), разгуливающего по офису в яркой гавайской рубашке и шортах. И удивиться, как ему идет новый образ. «Место определяет декор, — говорит Кирилл. — Эта вилла, стоящая в двух шагах от береговой линии, используется владельцами только летом. Хозяева приходят домой не с работы, а с пляжа — с песком на сандалиях и ветром в голове. Ту же легкость я постарался привнести в интерьер. Так здесь появились яркие беззаботные цвета и затейливые рокайльные формы.

Дом 1960-х годов преобразился до неузнаваемости. На месте столовой раньше были комнаты прислуги. Истомин снес стены, прорубил новые окна и изменил конфигурацию потолка (он был двускатным). «Согласовать эти решения стало возможно только благодаря участию местных архитекторов, — говорит Кирилл. — В Италии очень сильна бюрократия». Панели из состаренного зеркала привезены из Нью-Йорка. Люстра в стиле Тони Дюкетта, стол из крашеного дерева в духе работ Карла Шпрингера и стулья на звериных лапах сделаны по эскизам декоратора. Разноцветный кант на сиденьях придает интерьеру очарование и легкость.

Несмотря на кажущуюся легкость, в интерьере все очень серьезно. Все предметы — либо антикварные, либо сделаны на заказ. Над созданием одного только карниза из морских ракушек и перламутра мастера корпели десять месяцев»

В доме нет ковров, а большая часть мебели «одета» в съемные чехлы. Поэтому она не боится принесенного с пляжа песка и морской воды». Несмотря на кажущуюся легкость, в интерьере все очень серьезно. Здесь нет ни одной готовой вещи. Все предметы либо антикварные, либо сделаны на заказ. Над созданием одного только потолочного карниза из морских ракушек и перламутра французские мастера корпели десять месяцев. Чуть меньше времени заняло изготовление сказочной красоты люстры с металлическими «кораллами», горным хрусталем и морскими раковинами. Эта люстра была создана по мотивам работ идола американского дизайна ХХ века — Тони Дюкетта*.

«Поскольку предметов в доме не так много, я постарался каждый из них сделать необычным, — говорит Кирилл. — Я дал волю фантазии и принялся рисовать лавки-сороконожки и расписывать деревянные столешницы под не существующий в природе розовый малахит». Параллельно с проектированием мебели Истомин с азартом охотника выслеживал лоты на аукционах Америки и Европы и скупал все предметы, подходящие по тематике к «дому на море».

«Парадная» часть дома. Зеркало работы Жильбера Пуальра куплено на Sotheby’s. Пуфы — на Christie’s. Два из них обиты бархатом тигровой расцветки, Christopher Hyland, два — превращены в столики. Кресла в раме из золоченого каната обиты бархатом, Clarence Housе. Диваны — тканью от Larsen и Clarence House.

Улов впечатляет. В расставленные сети попались настоящие раритеты. Например, зеркало работы знаменитого Жильбера Пуальра и комод Дороти Дрейпер. О каждом из этих авторов Кирилл может говорить часами. С невероятной теплотой и забавными подробностями, так, словно речь идет о любимых дедушке с бабушкой. Истомин отлично разбирается в истории декораторского искусства. Тем более удивительным кажется его, прямо скажем, вольное обращение с наследием прошлого. Старинное зеркало и консоль в хозяйской спальне он перекрасил в тон обивке кресел, а церковные подсвечники из золоченого дерева XVIII века оборудовал электролампами и вмонтировал в десюдепорты* в столовой.

«Не нужно относиться к антиквариату с излишним пиететом, — говорит декоратор. — Даже самые ценные предметы, на мой взгляд, можно шкурить, перекрашивать, переобивать, разрезать и склеивать с другими, если этого требует новый интерьер. Вещи должны работать. Именно для этого они и создаются». Планировка виллы, построенной в 1960-х годах, типична для этих мест. Она представляет собой квадрат с патио в центре.

Хозяева приходят домой не с работы, а с пляжа — с песком на сандалиях и ветром в голове. Ту же легкость я постарался привнести в интерьер.

После реконструкции здание условно разделилось на две части — жилую (сюда включены гостиная и спальни) и «парадную» (в нее входят представительская столовая и гостиная для торжественных приемов). «Здесь феноменально яркое солнце, — продолжает Кирилл. — Удивительно, как сильно оно меняет восприятие цвета. Однажды нам даже пришлось возвращать ткани, привезенные из Лондона. То, что в Англии казалось «вырви глаз», здесь выглядело бледно. После этого случая материалы я выбирал на тон ярче, чем обычно, зная, что солнце это поглотит. Цвет стен, к счастью, подбирался на месте, поэтому перекрашивать ничего не пришлось. В этом проекте использовано много приемов, к которым я никогда раньше не прибегал. Например, венецианская штукатурка. В северных странах она смотрится аляповато, а здесь выглядит красиво и органично. Другой прием — покраска стен одной комнаты в разные цвета.

Я не очень люблю этот ход, но здесь он пришелся к месту. Вообще в этом проекте многое было впервые. Такое «буйство фантазии» я мог позволить себе только в доме на море. В России подобные вольности не проходят. Впрочем, что я вам рассказываю, вы и сами знаете».
Не нужно относиться к антиквариату с излишним пиететом. Вещи должны работать. Любой, даже очень ценный предмет можно перекрашивать, перекраивать, переобивать, если этого требует новый интерьер»
Источник: http://www.elle.ru/elledecoration/interiors


Теги
#дизайн
Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Ирина Кизилова
Ирина Кизилова
Автор
467 дн. назад
/// Scroll to comments or other