Машинка времени: краткий экскурс в историю швейной машины | Colors.life
189

Машинка времени: краткий экскурс в историю швейной машины

Есть несколько вещей, заметно облегчивших "женскую долю", но швейную машинку справедливо называют самой главной. Именно про нее известный индийский философ и общественный деятель Махатма Ганди сказал, что это "одна из редких полезных вещей, изобретённых человечеством". За свой многолетнюю историю швейная машинка прошла огромный путь. И сейчас, глядя на современные машинки-компьютеры, выполняющие самые невероятные операции, как-то трудно представить себе, что были времена, когда просто ровная машинная строчка считалась чем-то уникальным.

На протяжении всей своей истории человечество мастерило себе одежду, наверное поэтому, в эпоху механизации неоднократно совершались попытки механизировать и этот, такой нужный, но очень тяжелый процесс. Считается, что первым на это отважился Леонардо да Винчи. Спустя почти 100 лет, в конце XVI века, англичанин Уильям Ли, внимательно наблюдая за движением вязальных спиц в руках жены, придумал машинное вязание, по своему принципу напоминающее образование цепных стежков.

Надо сказать, что все изобретатели того периода грешили одним: они пытались в своих агрегатах скопировать работу швеи, и даже использовали для этого иглы, имеющие отверстие для нитки на утолщенном конце.

В 1755 году немец Карл Вейзенталь изобрел швейную машину, в которой использовалась игла с ушком посередине. Эта машина все также копировала принцип ручного образования стежков.

В 1790 году англичанин Томас Сент получил патент на швейную машину, которая могла быть использована на практике для пошива изделий из кожи, в частности, сапог. Конструкции этой машины было еще далеко до современной, но машина имела иглу с двумя остриями и ушком в средней части, прерывистую подачу материала, у нее уже были регулятор длины стежка, горизонтальная игольная пластинка и игловодитель, совершающий возвратно-поступательные движения в вертикальной плоскости. Машина не получила распространения. Но некоторые принципиальные технические решения, заложенные в ней, используются до сих пор. Так в специальных машинах для шитья перчаток применяется игла, заостренная с двух сторон и имеющая ушко посередине.

В 1808 году появляется машина англичанина Д. Пири, но в основе ее лежал тот же принцип получения стежков. И поскольку эти стежки были однониточными и легко распускаемыми, то машина также не прижилась в швейном деле. Зато по такому же принципу сделаны ... детские швейные машинки моего детства!

Препятствие было в игле. И только в 1834 году американец Уолтер Хант понял это и изобрел иглу с ушком на заостренном конце и челночное устройство. Его швейная машина была первой машиной челночного стежка, для образования которого требовались две нити: верхняя и нижняя, совсем как в привычных нам швейных машинах. Недостатком машины являлось отсутствие регулировки натяжения нижней нитки.
Кстати, по преданию, супруга Ханта была портнихой и постоянно изводила мужа жалобами на тяжелую долю белошвейки. Устав от ее стенаний, Хант, который вообще-то не имел никакого технического образования, придумал, как механизировать процесс шитья. Однако, будучи самоучкой, он ничего не смыслил в патентном деле и не догадался зарегистрировать свое изобретение. Чем воспользовался его современник Элиас Хоу, получив в 1845 году патент почти на точную копию изобретения Ханта и получивший почетное звание "отца" швейных машин. Вскоре было изготовлено несколько таких машинок, каждая из которых делала 300 стежков в минуту и заменяла труд пяти портных.

В швейной машине Хоу изогнутая игла с ушком на остром конце двигалась горизонтально, а челнок, похожий на челнок ткацкого станка, совершал возвратно-поступательные движения. Ткань располагалась в вертикальной плоскости, накалывалась на острые шпильки транспортирующего устройства, и перемещалась только в одном направлении. Транспортирующее устройство одновременно служило устройством прижима ткани, что обеспечивало стабильную работу машины и хорошее качество строчки.

Однако портные ... восприняли изобретение в штыки, считали, что швейная машинка лишает их работы, а, следовательно, и средств к существованию. Под лозунгом "Долой швейные машины!" они громили швейные фабрики, чем и вынудили Хоу покинуть Америку.

Занятно, но у Ханта позаимствовали не только изобретение, но и биографию. До сих пор в мире широко распространен миф, что Исаака Зингера на изобретение швейной машинки толкнули мучения любимой жены, вынужденной вручную шить ночами, искалывая пальцы в кровь. И он придумал свою швейную машинку - это чудо, которое может избавить от тяжкого труда всех женщин. Эта трогательная история стала основным, и надо сказать - гениальным, PR-ходом известной всему миру компании Singer. И о ней поподробнее.. .
Основатель компании, Исаак Меррит Зингер - "лучший друг портных всего человечества", родился в 1811 году в американской глубинке, в маленьком городишке Питтстаун на Севере штата Нью-Йорк, в семье эмигрантов-евреев из Германии. Отец его был местным каретником. Мальчишка рос отчаянным сорванцом, проделкам которого не было конца: то пересаживал лук вверх ногами на соседском огороде, то одевал собак в школьную форму, а к украденным у отца однодолларовым купюрам пририсовывал нули и потом пытался сбыть их в местной лавочке, а в 12 лет он просто убежал из дому. Некоторое время парень скитался, перебиваясь случайными заработками, и мимолетными романами, пока его не увлекла... сцена. Он прибился к захудалому бродячему театру, где ставилось все, начиная от "Гамлета" и заканчивая пошловатыми фарсами. Надо сказать, что к тому времени он вымахал в двухметрового гиганта, приобрел звучный голос, умение врать, не краснея, имитировать самые высокие чувства и искренне считал, что ему уготована слава великого актера. И хотя Зингер перепробовал едва ли не все главные роли в постановках пьес Шекспира, театр приносил ему аплодисменты провинциалок, новые сердечные увлечения и внебрачных детей, но не деньги.

Не удивительно, что, когда труппа распалась, Исаак решил попробовать себя на ниве изобретательства. Его первым изобретением стал перфоратор для бурения твердых скальных грунтов, который он, по преданию, даже продал его за две тысячи долларов "Каналостроительной компании Ай энд Эм". Во время работы на деревообрабатывающей фабрике он изобрел собственный станок, некоторое время пытался наладить его производство, но дело не пошло. И тут судьба занесла его в Бостон к некому Орсону Фелпсу, владельцу мастерской по ремонту швейных машинок Lerow & Blodgett (те самые изобретения Элиаса Хоу), которые постоянно ломались. Не иначе как провидение подсказало Фелпсу поручить эти капризные агрегаты амбициозному Зингеру.

Реклама фирмы "Зингер" к Всемирной Выставке 1892 года. Флоренция.

Зингер изучает швейные агрегаты и интуитивно нащупывает золотую жилу. Семейная легенда утверждает, что Исаак, заключив с хозяином пари на 40 долларов, заперся в мастерской и за 11 дней сотворил-таки чудо – собрал совершенно новую швейную машинку. Сам Зингер так писал об этом: "Я работал днем и ночью, спал 3-4 часа в сутки, ел один раз в день, потому что знал: если сейчас машина не будет сделана за 40 долларов, она не будет сделана никогда. Сборку машины заканчивали ночью на 11-й день работы. Около девяти вечера решили испытать готовую машину. Первая попытка не удалась, и рабочие, уставшие после напряженной работы, разошлись по одному, решив, что все закончилось неудачей. Я продолжал пробовать машину, мой помощник Цибер держал лампу, но в нервном состоянии, после нашей бесконечной работы и треволнений, я не смог получить нормальную строчку. Убитые горем, около двенадцати ночи мы с Цибером пошли в гостиницу, где жили. По дороге мы присели на штабеле досок, и Цибер меня спросил, не заметил ли я, что слабые петли образовывались на лицевой стороне ткани. В это мгновение меня осенила мысль, что я просто забыл отрегулировать натяжение верхней нити, и мы вернулись в мастерскую. Я отрегулировал натяжение нити и прошил пять безупречных строчек. Совершенство этих строчек меня полностью удовлетворило".

Что сделал Зингер? Во-первых, расположил челнок горизонтально (нитка перестала запутываться), во-вторых, спроектировал стол-доску для размещения ткани и лапку-прижим (это позволило делать непрерываемый криволинейный шов), и, в-третьих, установил ножную педаль, справедливо рассудив, что лишняя свободная рука швее не помешает. 12 августа 1851 года Зингер получил на свою швейную машинку патент под номером 8294, а придуманным им принцип стал базовым для швейной машины на долгие годы.

Своих денег у Зингера не было, и первые машинки выпускались целиком на средства Фелпса и Цибера, с которым он создал совместную фирму "Jenny Lind Sewing Machine Company". Кстати, это была его идея - назвать компанию в честь страшно популярной в те годы шведской певицы Дженни Линд.
Но не обошлось без приключений: из Англии вернулся инженер Элиос Хоу и обвинил Зингера в плагиате. Началась судебная тяжба, в результате которой образовался тройственный союз: необразованный, читающий по складам, но невероятно энергичный и амбициозный Зингер, элегантный светский адвокат Кларк и изобретатель-инженер Хоу (к тому времени Исаак избавился от своих прежних компаньонов, заставив Фелпса и Цибера продать ему свои доли). И совместное предприятие "Singer Manufacturing Company" успешно заработало. Они наладили выпуск машин в рассрочку и осчастливили, наконец, бедных портных. Стоимость одной машины поначалу была весьма высока — $ 100 по курсу 1850 году – не каждый состоятельный портной мог себе это позволить, а о мелких производителях одежды и говорить нечего. Но уже появилась крупная промышленность, и первый заказ на 30 машин сделала фабрика по производству рубашек. И к лету 1851 года фирма по изготовлению швейных машин почувствовала себя устойчиво.

Зингер и Кларк одними из первых поняли колоссальное значение рекламы, не исключено, что именно тут снова проявился театральный талант Исаака.

Во-первых, они адресовали рекламную компанию исключительно женщинам. И сделали это весьма оригинально по тем временам: посадили у окон своих фирменных магазинов швей, работающих на швейными машинками, которые как бы показывали – смотрите, на этой машинке шить очень просто. Во-вторых, для таких демонстраций они выбирали только юных миловидных красоток. Можно сказать, что они первыми придумали известный рекламный ход: "Пользуйся продукцией Зингер и станешь такой же". В-третьих - компания широко распространяла рекламные объявления в театрах, цирках и даже церквях. (ведь дамских журналов в те годы еще не было). Но, самое главное, они придумали делать швейную машинку украшением интерьера, ведь до этого никому в голову не приходило украшать сей агрегат чугунными завитушками и расписывать узорами.

Понимая, что цена в 100 долларов недоступна широким массам (средняя зарплата американца была 4 доллара в неделю), компания пошла на очередной революционный шаг – предложила продавать машинки в рассрочку по схеме лизинг-покупка. Швея брала новенькую машину, каждый месяц платила аренду, могла в любой момент ее вернуть или оставить себе, выплатив полную сумму. Кроме того, компания предлагала скидку в 50 долларов тем, кто готов был обменять товар конкурентов на продукцию "Зингера" (совсем как многие современные торговые сети).

Во время гражданской войны в США Севера и Юга раскрутка пошла на полную мощность под лозунгом "Мы оденем армию!" (конечно, имелись в виду северяне). Но еще до войны Зингер осуществил новый индустриальный прорыв. В изготовление швейных машин он внедрил процессы обработки деталей, которые до этого существовали только в самом "продвинутом" секторе экономики – производстве оружия. В результате чего себестоимость одной машинки упала до 10$, а компаньоны получали от продажи 530 % чистой прибыли.

В конце 1858 году на Зингера работали четыре завода в штате Нью-Йорк. Количество проданных машин достигало 3000 в год. В 1867 году компания основала первый заграничный филиал в Шотландии и ... машинки Зингера начали свое победное шествие по миру. Мировое "турне" было внушительным – Англия, Франция, Германия, Бразилия, Индия, Испания, Китай, страны северной Африки. В рекламных объявлениях швейные машины Зингера именовались "посланцами цивилизации", их возили для демонстрации даже в Манилу и на Мадагаскар. Сохранилась серия рекламных проспектов, выпущенной компанией к Всемирной выставке 1892 года. На них, жители разных стран, облаченные в национальные костюмы, шьют на машинках Зингер. Что примечательно, в тех странах, где портные традиционно работали, сидя на корточках, машинки на плакатах были соответствующей высоты.

Впрочем, сам изобретатель уже не имел к этому никакого отношения. Когда деньги потекли рекой, Зингер вспомнил о своем любимом увлечении – женщинах. Он завел три параллельных жены, дюжину любовниц, и катал дам по Манхеттену в кричаще желтом экипаже из двенадцати лошадей. Однажды благоверного застукала "главная жена", и разгорелся колоссальный скандал, из-за которого он вынужден был срочно продать свою долю в компании партнеру и бежать во Францию, правда, с очередной любовницей. Оттуда он перебрался в Англию, купил поместье в Торкуэе с домом в 115 комнат и конюшней на 50 лошадей, и жил там припеваючи, с удовольствием развлекая частенько гостивших у него 24 детей. Там он и умер, не дожив до своего 64-го дня рождения в 1875 году.

А в это время изобретательская мысль не стояла на месте: американцы Гробер и Беккер изобрели швейную машину двухниточного цепного стежка, ставшую прапрабабушкой современных оверлоков. В ней также использовалось переплетение двух ниток: одна из них подавалась сверху прямой вертикальной иглой, совершающей возвратно-поступательное движение, а другая – снизу кривой иглой в поперечном направлении. В 1858 году их соотечественник Джеймс Джибс впервые изготовил вращающийся петлитель, а Джеймс Вилькокк, серьезно увлекшийся идеей изобретения машинка принципиально нового типа, создал фирму "Вилькокк и Джибсс", действующую и поныне.

В Европе также начинают появляться предприятия по производству швейных машин. Англичанин Томас Эйт, немцы Дэтон Науман и Вилли Пфафф, швед Хускварна и другие начинают заниматься разработкой и усовершенствованием швейных машин и создают свои фирмы. Эти фирмы и до настоящего времени живы и являются ведущими в мире.

А что же в России? На наш рынок компания Singer вышла еще в 1860-е годы через генерального европейского дистрибьютора немца Георга Нейдлингера – с головным складом в Гамбурге и 65 "дилерскими" центрами в России. В 1897 г. было основано акционерное общество "Мануфактурная компания Зингер", и руководство Singer сразу задумалось над созданием в нашей стране собственного производства. В 1902 году в Подольске заработал завод, выпускавший машины с русифицированным логотипом "Зингеръ" (к которому скоро прибавился тогдашний "знак качества" – надпись "Поставщик Двора Его Императорского Величества"). Эти машины не только широко расходились по России, но и экспортировались в Турцию, на Балканы, в страны Ближнего Востока, Японию и Китай. К началу Первой мировой войны завод ежегодно выпускал 600 млн. машинок. Их продавали напрямую в 3000 фирменных магазинов, а также по системе "товар почтой".

О широте охвата дореволюционного российского рынка говорит один примечательный факт. Один из сыновей знаменитого ювелира Фаберже, Агафон Карлович, был страстным филателистом. Узнав, что петербургское представительство Singer переезжает по другому адресу, он сообразил, как стать обладателем одной из самых полных в мире коллекций редких земских марок. Фаберже-младший предложил компании бесплатно вывезти ее огромный и вроде бы уже никому не нужный архив, который занимал два железнодорожных вагона. Основу его, как легко догадаться, составляли письма-заказы из российских городов и весей с наклеенными на конверты марками. Позже сын Агафона Олег Фаберже безбедно жил на проценты с заложенной в одном из швейцарских банков коллекции отца, которая в конце концов ушла с аукциона за 2,53 млн. швейцарских франков.

Подольскую фабрику большевики в 1918 году у "Singer Company" конечно же отняли. Созданная на ее базе торговая марка "Подольск" была довольно популярна в стране в течение нескольких десятков лет, но славы настоящего Singer так и не затмила.

Однако сейчас дела компании достаточно плачевны. Ей не удалось вписаться в современную маркетинговую моду, предписывающую каждый сезон выпускать на рынок новый продукт, все чаще потребители, выбирая швейную машинку, отдают предпочтение другим маркам. Наконец дело дошло до принудительного банкротства. Но примечательно, что большинство потребителей банкротства компании не замечают. Их машинки настолько надежны, что еще долго будут служить своим владельцам - что бы там не случилось с самим производителем.


Вам будет интересно
Alexandra Mi
Реклама
Комментарии (0)
Анна Сахарова
Анна Сахарова
477 дн. назад
/// Scroll to comments or other