Билет в один конец.Жизнь француза в России напоминает романы Достоевского | Colors.life
314

Билет в один конец.Жизнь француза в России напоминает романы Достоевского

«Всё, кроме любви, — неправда» — эти слова святого Симеона Афонского стали одними из самых любимых для француза Жан-Мишеля Коснюо, без пяти минут нашего соотечественника.

Когда его любимая женщина, которую он встретил в России, захотела жить в монастыре, он построил рядом с обителью дом и начал помогать монахиням. «С моей подругой мы теперь как брат и сестра», — рассказывает Жан-Мишель. Односельчан из ивановской глубинки называет своей семьёй и не мыслит в Крещение не окунуться в прорубь.

Жан-Мишель Коснюо приехал в Россию из Парижа в середине 90-х гг., чтобы после потери близкого человека начать в 40 лет жизнь заново: «Самолёт, в котором Мария возвращалась из Нью-Йорка в Париж, упал над Атлантикой. С Марией меня связывали 5 счастливых лет. Она была русской. Наверное, поэтому я и решил отправиться в Россию. И этот билет оказался в один конец».

Жан-Мишель приехал в Россию, не зная ни слова по-русски. Открыл в Москве маленький бар, а следом ещё 16 баров, ресторанов, ночных клубов. Одни — как владелец, другие — как дизайнер: «Первые годы в России были как одна сплошная тусовка».

В 2001 г., работая над очередным проектом, Жан-Мишель познакомился с ландшафтным дизайнером Алиной — хрупкой брюнеткой с мелодичным голосом. Впервые после потери Марии его сердце так сильно забилось от обмена обычным рукопожатием. Жан-Мишель в прямом смысле слова бросил под ноги даме своего сердца весь мир. Пара объехала множество стран, останавливаясь в лучших отелях, проводя время в обществе Патрисии Каас, Венсана Касселя и других знаменитостей. Алина узнала, что её избранник из богатой семьи, что родился и вырос Жан-Мишель в замке, который когда-то принадлежал знаменитому персонажу французской истории — Дантону.

В 2005 г. Алина, выросшая в семье татар-мусульман, и Жан-Мишель, обучавшийся в юности в школе иезуитов, решили принять православие. «Мы много разговаривали на эту тему. Читали Евангелие. Православие стало для нас итогом духовных исканий», — рассказывает Алина. В крещении Алина стала Алевтиной, а Жан-Мишель — Михаилом. «Когда я читал Достоевского, то сделал вывод: чтобы понять Россию, надо проникнуться православием», — говорит Жан-Мишель, чья жизнь менялась на глазах.

Свой ресторан Жан-Мишель назвал «Нормандия-Неман» в честь авиаэскадрильи, в которой французские лётчики воевали с фашистами в рядах Красной армии вплоть до Победы 1945 года. Для Жан-Мишеля «Нормандия-Неман» - это символ дружбы России и Франции.

В 2009 г. 29-летняя Алина уехала в монастырь, где с тех пор поёт на клиросе и помогает местному батюшке, иеромонаху Алексею, во время миссионерских поездок по окрестным тюрьмам. Жан-Мишель принял выбор Алины: «Я построил рядом с монастырём дом, где живёт Алина, с которой мы как брат и сестра». Из 12 комнат Жан-Мишель отвёл для себя самую маленькую, остальные занимают паломники и семьи беженцев с Украины с детьми.

«Деревня Златоуст, в которой мы живём, потихоньку преображается, — продолжает Жан-Мишель. — Мы вместе восстанавливаем старинный храм, который разрушили после революции коммунисты. Я очень люблю местных жителей и матушек с подворья. Мы — как одна большая семья. Именно там я отдыхаю душой. Там настоящая, а не придуманная жизнь. Во Франции внешне всё красиво, но внутри — мертво. В России всё иначе. Да, русские могут быть очень жёсткими, но если они открыли тебе своё сердце — это навсегда. Когда-то мы назвали наш с Алиной благотворительный фонд “Соборность”. В россий­ской глубинке я особенно чувствую православную соборность.

Жан-Мишель продолжает бывать в Париже, где живёт его 86-летняя мама. «Меня возмущает ложь, которая льётся с экранов западного ТВ и со страниц местных газет.

Раньше я никогда не имел страничек в соцсетях, но когда понял, что против России ведётся информационная война, зарегистрировался на Фейсбуке. Пишу на английском и французском. Стараюсь донести до людей правду о России. Даже написал книгу, которая должна выйти осенью в Париже. Я ­утверждаю, что Россия — гораздо более свободная и демократическая страна, чем США. Мне позволяют это делать образование политолога и несколько лет жизни в Нью-Йорке.

Я очень оптимистично смотрю на будущее России. Запад — США и Европа — переживают закат. А Россия возрождается. Да, здесь тоже есть люди, которые больше всего любят деньги. Но большинство остаются русскими — теми, кого нельзя купить, теми, кто не сдаётся ни при каких обстоятельствах. Я говорю европейцам: «Чтобы понять силу русских, надо изучить их богатую историю. Например, прочитать о Сталинградской битве, о Ленинградской блокаде».

Скоро Жан-Мишелю исполнится 60 лет. Его дочь от первого брака вместе с мужем-англичанином и 4-летней внучкой живут в Гонконге. «Я езжу их навещать. Но для себя понял: нигде, кроме России, жить не хочу. Радуюсь, что скоро получу российское гражданство».

Сейчас у Коснюо в Москве один ресторан, который из деревни приезжал освящать иеромонах Алексей. Будучи в городе, Жан-Мишель обязательно по несколько раз на дню звонит Алине и с лёгким французским акцентом говорит: «Привет! Это снова я».

источник http://pyatimenutka.ru/blog/43600637992/Bilet-v-odin-konets.-ZHizn-frantsuza-v-Rossii-napominayet-romany


Теги
#любовь #россия #француз
Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Elena Shitakova
Elena Shitakova
Автор
477 дн. назад
/// Scroll to comments or other