10 комнат в искусстве. | Colors.life
206

10 комнат в искусстве.

Не выходи.

…Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.
Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.

И.Бродский, 1970

За окном минусовая температура, и мысли о зиме занимают наши умы все чаще. В холодную погоду желание покидать свою уютную и теплую комнату уверенно стремится к нулю. А какая она – идеальная комната-убежище, спасающая людей от нехватки солнечно света и тепла? Что может комната сказать о человеке? Способна ли она влиять на его внутреннее состояние?

«365″ решил вспомнить о 10 комнатах в искусстве, в которых мог бы жить современный человек.
Ван Гог — «Спальня в Арле», 1888-1889

Знаменитая серия картин «Спальня в Арле» просто кричит о поисках художником убежища. Даже в своих письмах Ван Гог писал, что хочет передать в работе мысли о сне и отдыхе: именно это он чувствует, находясь в пределах своего дома. Его полотно призвано успокаивать воображение, а простая, даже немного кондовая мебель ничуть этому не мешает. Ван Гог был неприхотлив, такой и предстала его спальня. Зато незыблемый покой, которого так желал художник, запечатлен на картине навечно.
Скарлетт Томас — «Наваждение Люмаса» , 2006

Неприхотливость в выборе жилья свойственна и героине романа «Наваждение Люмаса». Она перенесла кушетку на кухню, потому что нет смысла держать ее в гостиной: во-первых, гостей у нее не бывает, а во-вторых, гостиная все равно не отапливается. Ее домашняя утварь немногочисленна: плита, стол, кушетка да пара стульев. Что может такая комната сказать о человеке? Лишь то, что окружающая обстановка совершенно утратила какую-либо ценность; главное – наличие места для восстановления сил, чтобы продолжать жить и уверенно двигаться к поставленной цели. К тому же, если ты не особо привязан к своему дому, то всегда легче «сорваться» налегке, без лишних чемоданов и коробок.
Карл Ларссон — «Уютный уголок», 1894

А вот Карл Ларссон прославился картинами об идиллической жизни счастливого, семейного человека. Художник нашел свое вдохновение в собственной жене и детях (которых было аж 8), поэтому в своих полотнах стремился воссоздать то душевное равновесие и гармонию, которые его окружали. Творчество Ларссона – пасторальный оттиск человеческой жизни, смысл которой заключался в сохранении семейных ценностей и поддержании домашнего уюта.

На картине – любимая комната Ларссонов. Нельзя не признать воздушность и легкость, исходящие от этой обстановки. Простая мебель, смятое покрывало кушетки, небрежно брошенная обувь, спящая собака – все элементы картины передают уют и комфорт комнаты. А свет, падающий через окно, создает впечатление, будто бы на дворе лето, хотя сама картина писалась в зимние месяцы. Синтез нейтральных цветов – бледно-голубого, различных оттенков белого, бежевого – призван умиротворить зрителя, подарить ему чувство светлой радости.
Роберт Адам — Библиотека в Кенвудхаузе, 1767

Другое чувство дарит нам изображение Библиотеки в Кенвудхаузе. О простоте здесь нет и речи, зато фрески соседствуют с живописью, античность – с комфортом, а величие – с уютом. Эта комната — воплощение классических, академических начал в человеке. Кто может быть хозяином такого помещения? Утонченный аристократ с хорошими манерами и вкусом? Или его взбалмошная дочь/племянница, любимым местом которой является эта самая библиотека, символ тишины и покоя?
В долгие зимние вечера библиотека – необходимый друг человека. Что может быть лучше комбинации «хорошая книга + камин»? Бледно-голубой потолок напоминает безоблачное небо, а изображения нимф, танцовщиц, птиц и амуров создают особенную, сказочную атмосферу. Кто сказал, что уютное убежище не может выглядеть грандиозно и изящно?

Диана Сеттерфилд — «Тринадцатая сказка», 2006

Можно рассмотреть другую библиотеку, которая будет немного ближе современному человеку, — из романа «Тринадцатая сказка» Дианы Сеттерфилд. Главная героиня, Маргарет, посетив особняк таинственной писательницы Виды Винтер, заглянула в библиотеку, поразившую ее своим отличием от остальных комнат в доме (те будто бы поглощали и впитывали все звуки мира). В библиотеке царил мрак, между стеллажами стояли столики с лампами, но, прежде всего, дышалось героине здесь намного свободнее. «Закрытые ставнями окна не прятались за шторами; от стен к центру комнаты тянулись ряды дубовых шкафов с книгами».

Библиотека Сеттерфилд – комната, обещающая человеку приятное времяпрепровождение в обществе богатейшей коллекции отличнейших книг. Простое оформление комнаты не заставит волноваться о том, чтобы – не дай бог! – испортить антикварную мебель, а наоборот, предложит гостю устроиться удобнее и чувствовать себя как дома. К тому же, спокойствие и тишина, поселившиеся между книжными стеллажами, напрочь стирают у человека чувство времени, поэтому тот не успеет оглянуться, как прочитает книгу, и не заметит, как закончится день.
Диана Арбус, Xmas tree in a living room in Levittown, L.I. 1963

Уставшим от повсеместных буйств красок понравится комната, запечатленная на фотографии Дианы Арбус. Отсутствие праздника и надежды, разочарование и смирение с будничной серостью – первое, о чем думаешь при взгляде на фотографию. Это комната человека-отшельника, отчужденного от социального мира (добровольно или насильно?) и загнанного в четыре стены. Мрачность и беспросветность снимка вызывают отторжение и неприятия таковой реальности. Но ведь убежищем может стать и пещера, если в той безопасно.
И.И. Шишкин — «Перед зеркалом», 1860-е

При ностальгии по чему-то родному, русскому можно смело обращаться к картине Шишкина, где художник со всей любовью вырисовывает день из жизни русского человека, обращая внимание на формы и фактурность предметов. Обозрению доступен угол комнаты, в котором мы видим темное зеркало в тяжелой раме, украшенной растительностью, окно с прозрачными белыми занавесками, «круглую» штофную мебель и девушку, читающую письмо (важно заметить и разорванный конверт на полу).

Обстановка комнаты кажется мрачноватой, даже немного по-дворянски тяжелой, а обои в ромбик навевают мысли о бабушкиных домах. Но несмотря на все это, помещение не вызывает отрицательных эмоций и желания сделать современный ремонт. Здесь можно задержаться на час-другой для восстановления сил; можно подумать о Руси-матушке и почувствовать сопричастность к сложной истории родного государства, глядя на картины, в которых как-то смутно узнаются пейзажи самого Шишкина.

Иногда действительно хочется поменять современную эклектику стилей в интерьере — да и во всей жизни — и вернуться в прошлое, ближе к истокам, чтобы прочувствовать, о какой такой действительности писал Чехов в «Дворянском гнезде».
С.А. Виноградов — «Женщина в домашней обстановке», 1924

Другой русский художник, Виноградов Сергей Арсеньевич, также поведает нам о жизни русского человека, но немного в иной манере, нежели Шишкин.

Снова дом, снова девушка, но совсем другие эмоции. Комната Виноградова дышит весенним ветром и прогревается солнечным светом. Эта картина воспринимается не целостно, а в виде деталей-вспышек: простор, импрессионистическая небрежность, сверкающая красочность, ожидание чего-то или кого-то, жизнеутверждающее настроение. Такая комната кажется живым продолжением природы, которую мы видим через распахнутое окно. Мебель не выглядит громоздко и неуклюже, а наоборот, изящно вписывается в интерьер своими изогнутыми, закругленными линиями. В таком доме должна быть хорошая слышимость, чтобы максимально четко чувствовать движение ветра по комнатам, видеть мерное покачивание занавесок и улавливать «краем уха» шелест книжных страниц. Этот дом лишен строгой консервативности; он весь – сама воздушность и вдохновленная легкомысленность.
Попенко Люся — «Пустая комната», 2011

Для противопоставления заставленным мебелью комнатам теперь обратимся к минималистической картине Попенко Люси, где «внутренность» помещения сводится к железной кровати, обшарпанным стенам и жалкому матрасу. Комната Люси подойдет тем, кто предпочитает копить силы и энергию для рывка, а не растрачивать ее на какие-либо побочные действия.
Есть люди, которые отдыхают исключительно в горизонтальном положении или просто не любят вставать с кровати: под одеялом теплее и укромнее, «как соловью в тени густых ветвей». Кому-то для чувства тотальной безопасности действительно необходимо спрятаться и не двигаться, а кровать – лучшее место, чтобы отгородиться от внешнего мира.
Рене Магритт — «Личные ценности», 1942

Любителям сюрреализма подойдет комната Магритта, и эксцентричность художника здесь вовсе не при чем. Разве не заманчиво иметь вместо обоев – небо? Но комната Магритта коварна и говорит о человеке чуть больше, чем надо. Это комната-гротеск, отображающая человеческие ценности: красоту, развлечения или просто саму жизнь. Сговорчивой здесь выступает вовсе не мебель, а предметы, вписанные в периметр комнаты и заметно увеличенные в своих размерах. Удивительно, что бокал и спичка такого же размера, что и вещи для «утреннего туалета», а кровать и шкаф немного проигрывают в масштабах, теряются из-за своей обыденности.
Как будто магическая комната, живущая по своим правилам. Или игрушечный домик, куда по ошибке поместили не кукол, а первые попавшиеся под руку предметы. Магритт такой Магритт. Но мы все помним, что «Это не трубка», и остаемся бдительными на сей раз.материал с 365mag.ru


Теги
#искусство
Вам будет интересно
Реклама
Комментарии (0)
Наталия Железнова
Наталия Железнова
Автор
507 дн. назад
/// Scroll to comments or other